Soy Kotya
Служенье муз не терпит суеты. А. С. Пушкин
Эпилог
На полное восстановление ушло больше месяца.
Как-то, зайдя в комнату, Гаррет обнаружил там Лелиану. Она держала в руках листок бумаги и задумчиво смотрела в окно.
– Сестра Лелиана? Чем обязан?
Лелиана вздрогнула, опомнившись от своих мыслей, и посмотрела на вошедшего.
– Хоук, вы уже решили, чем займётесь теперь?
– Ещё нет. А разве Инквизиции больше не требуется помощь?
– У Инквизиции достаточно сторонников. Помимо неё есть и другие дела. Я хотела показать вам кое-что. Полагаю, вас это заинтересует.
– И что же это?
– Письмо от Героини Ферелдена.
– И почему вы хотите показать его мне?
– Лина сейчас занята поисками средства избавиться от Зова. Два ваших близких человека являются Серыми Стражами. Я подумала, что вы захотите ей в этом помочь.
Гаррет весь подался вперёд и нетерпеливо протянул руку за письмом. Пробежал его глазами.
– Если вы искали помощи, сестра Лелиана, то вы её нашли. Я завтра же выдвигаюсь в Вейсхаупт.
– Я позабочусь о том, чтобы ваш путь туда оказался как можно безопаснее.
– Личные мотивы? – Гаррет пристально посмотрел на женщину, усмехнувшись краем губ.
Лелиана взглянула на возвращённое письмо и тепло, почти мечтательно улыбнулась.
– Да. Думаете, это неправильно?
– Думаю, что в этом мы с вами похожи.

Когда Карвер вернулся в комнату, Гаррет находился в самом разгаре сборов.
– Ты куда-то собрался?
– В Вейсхаупт.
– В Вейсхаупт? Что ты там забыл, да ещё так внезапно?
Ответить Гаррет не успел – в комнату вошёл Натаниэль и тоже удивлённо посмотрел на старшего Хоука.
– Ты куда-то собрался?
– Братец возомнил себя Серым Стражем и хочет ехать в Вейсхаупт.
– Никем я себя не возомнил. У меня там... возникли дела.
– А Андерс о твоих делах знает?
– Пока нет.
– Возьмёшь его с собой?
– Не хотелось бы, но мне вряд ли удастся уговорить его остаться.
– И что за дела у тебя в Вейсхаупте?
– Нужно помочь кое-кому найти решение одной проблемы.
Карвер скептично посмотрел на брата и перевёл взгляд на друга.
– Нат, тебе не кажется, что мы здесь засиделись?
– Кажется, – хмыкнул тот.
– Не хочешь прогуляться до штаб-квартиры нашего Ордена?
– Давненько там не был.
Гаррет посмотрел на них недовольно.
– Помнится, кто-то хотел помочь Инквизиции.
– Ну так мы помогли. Спасли Инквизитора от армии порождений тьмы.
– Я отправляюсь вдвоём с Андерсом.
– Хорошо. А мы отправляемся вдвоём с Натом.
Гаррет тяжело вздохнул и покачал головой:
– Тебя не переупрямить.
– Недаром же мы братья, – хмыкнул Карвер, хлопнув брата по плечу. – Так к кому и зачем мы едем?
– Помогать Героине Ферелдена искать средство от Зова.
– Отлично, – улыбнулся Натаниэль. – Здорово будет снова увидеться с Линой.
– Ты имеешь в виду, Лину Махариэль? – раздался от двери голос Андерса. – Гаррет, ты куда-то собрался?
Гаррет издал жалобный стон. Карвер рассмеялся:
– На колу мочало – начинай сначала...

***
– Гаррет, а давай пойдём завтра на речку купаться?
Карвер ёрзает в постели, никак не устроясь. Гаррет подходит к его кровати и натягивает скомкавшуюся простынь к изножью. Садится на край и поправляет сбившееся одеяло.
– Прости, Карви. Я буду заниматься с отцом.
– Ну так потом, когда позанимаешься. Пошли, а?
Глаза брата полны надежды, и Гаррет ужасно не хочет её рушить.
– Мне пока лучше быть рядом с отцом.
– Почему?
– Я ещё не умею контролировать свою магию. Я боюсь причинить тебе вред.
Карвер смотрит на брата с недоумением. Садится и говорит серьёзно, глядя Гаррету в глаза:
– Твоя магия – это часть тебя, это ты. Как она может причинить мне вред?
Его безусловная вера пронзает насквозь. Гаррет чувствует подступающие слёзы и тепло улыбается, взъерошивая Карверу волосы.
– Действительно.
– Так мы пойдём на речку?
Гаррет ещё мгновение колеблется – и кивает:
– Да. Обязательно пойдём.
Лицо Карвера озаряет счастливая улыбка и он плюхается головой обратно на подушку.
– Спасибо! Я люблю тебя, братик. Доброй ночи.
– И я люблю тебя, Карви. Доброй ночи.
Карвер засыпает через минуту. Гаррет ещё долго сидит на его постели, поглаживая по волосам и счастливо улыбаясь.

Бонус
Сцены и наброски, которым не нашлось места в основном повествовании, но которыми я всё равно хочу поделиться.

***
– ...Ну же, сволочь ты, открывай глаза! Очнись.
Звуки доносятся словно через вату. Всё тело ломит и отказывается слушаться. Сквозь чуть приоткрытые веки в глаза ударяет яркий, безжалостный свет. Когда пелена перед глазами немного рассеивается, Гаррета охватывает ощущение дежа вю.
– Карвер? Если ты демон, то лучше жри меня сразу, мне не до игр.
Боль отрезвляет и помогает немного придти в себя. Да, это бы его вздорный, вспыльчивый маленький Карви. Любимый до одержимости младший братик. Живой и настоящий.
– Вот теперь я верю, что ты мой брат.

***
Отец умел рассказывать истории. От смешных они все хохотали до колик, от грустных Бетани не скрываясь ревела, а Карвер кривил губы, изо всех сил стараясь не расплакаться. Страшных Карвер не боялся, потому что Гаррет был рядом.
Когда в Бетани проснулся магический дар, большинство своих рассказов отец стал посвящать магам, храмовникам, демонам и одержимым.
Карвер привык опасаться храмовников и держаться от них подальше, потому что они могли отобрать у него брата или сестру, и не очень понимал, почему отец описывал их в этих рассказах хорошими.
– Пап, но он же убил мага!
– Он убил одержимого, Карвер. Если демон захватил тело человека, то этот человек уже всё равно что мёртв. Поэтому одержимого обязательно нужно убить, запомни это.
Но больше, чем про хороших храмовников, Карвер не понимал про то, что даже Бетани или Гаррет могли оказаться плохими, если в них поселится демон.
Отцовские рассказы об одержимых стали самыми страшными из всех, потому что даже когда Гаррет его обнимал, всё равно было страшно.
Иногда ночью Карвер просыпался, потому что ему снились одержимые. Он соскакивал с кровати и заползал под одеяло к брату.
– В чём дело, Карви? Опять плохой сон?
– Да.
– Ну, спи со мной, – Гаррет гладил его по голове и обнимал.
– Гаррет.
– М?
– Ты ведь не станешь одержимым?
– Чтобы стать одержимым, надо заключить сделку с демоном.
– А ты не заключишь?
– Нет, Карви, обещаю. Счастливому человеку не о чем договариваться с демонами.
– Хорошо, – кивал Карвер и засыпал, убаюканный родным теплом.

***
Когда Карвер только стал Серым Стражем, он почти не ругался. Натаниэль ни разу не услышал от него бранного слова крепче, чем "сиськи Андрасте". Для человека, выросшего в деревне, Карвер был на редкость образован и хорошо воспитан. Однако жизнь, полная опасностей, сделала своё дело, и постепенно Карвер пополнил свой словарный запас обычными среди Серых Стражей выражениями вроде "Моровый выродок", "нажье дерьмо", "катись к демонам" или "гарлок тебя раздери". Но было одно выражение, которого Карвер мало того, что никогда не произносил, но всякий раз вздрагивал, если его слышал: "иди ты к огру в пасть". По злой иронии, именно оно было любимым выражением Дроха.
Натаниэль помнил, как Карвер рассказывал о погибшей сестре, и вскоре сам перестал поминать огров всуе.

***
Хартийцы имели привычку нападать внезапно. Вываливаться из каких-нибудь тёмных мест и атаковать все разом. И опаснее всего были их убийцы, которые появлялись словно ниоткуда, били в спину и исчезали вновь.
Карвер в бою то и дело перемещался, и застать его врасплох было сложно. Варрик, Гаррет и Андерс стояли на месте, и потому были лёгкой мишенью. Обычно их прикрывала Изабелла, но в тот раз её с ними не было.
Карвер не сразу понял, что случилось. Он прорубил грудную клетку последнему нападавшему и выпрямился, переводя дух, когда за спиной послышался вскрик и звук падающего тела, над которым возвышался ухмыляющийся гном. Ухмылялся он недолго. Варрик несколько раз подряд разрядил в него арбалет, и Карвер нанёс последний удар. А затем до него дошло:
– Гаррет!
– Хоук!
Раздалось сразу с нескольких сторон.
Карвер бросился к брату, но Андерс успел быстрее. Он был белее мела, и руки у него мелко тряслись.
– Хоук! Держись. Я сейчас...
Карвер приподнял брата и устроил так, чтобы Андерсу было легче дотянуться до ран. Целитель глубоко вдохнул, успокаиваясь, и приступил к делу. Карвер смотрел, как медленно затягиваются раны, изо рта перестаёт течь кровавая пена, а дыхание выравнивается и вновь делается глубоким.
Спустя несколько минут, показавшихся вечностью, Андерс отстранился, устало отирая лоб, и Гаррет сел. Ещё бледный, но вполне живой на вид.
Колотящееся сердце начало наконец успокаиваться, выравнивая ритм, а тиски, сдавившие горло, мешая дышать, разжались. Гаррет хлопнул брата по плечу и, опершись на него, поднялся на ноги, выпрямляясь и бодро осматривая окружающий их кровавый погром.
– Кажется, на сегодня всё. Идём домой, Карв?

***
– Так это ты тот самый Защитник Киркволла?
Худая и подвижная, как ртуть, эльфийка с кое-как обкромсанными светлыми волосами, подбоченившись, разглядывала Гаррета.
– Не знаю, сладкая. А тебе который нужен? – лукаво улыбался он в ответ.
– Но-но! Учти, будешь руки распускать, я лишнее-то быстренько обрежу, будь ты хоть сто раз Защитник.
– О, на этот счёт не беспокойся. Я предпочитаю трогать что-то, обо что нельзя порезаться. Если хочешь, чтобы кто-нибудь пораспускал руки, обратись лучше к моему брату. Ты как раз в его вкусе.
– Что ты несёшь?! – вспыхнул Карвер и опасливо глянул на эльфийку.
Та смерила его взглядом и как бы невзначай крутанула в руке небольшой кинжальчик.

***
Хардинг тронула Карвера за локоть и указала в сторону, откуда на несколько мгновений показалось зелёное свечение. Карвер хлопнул Ната по плечу, кивнул головой в ту сторону, и они втроём осторожно приблизились. Десяток красных храмовников – и против них всего четверо, среди которых Карвер разглядел Варрика. Расклад в отряде был на редкость неудачный: Варрик со своей неизменной Бьянкой, два мага и ещё одна девушка-лучница. Карвер достал меч и бросился вперёд. Сзади раздался скрип тетивы, и две стрелы одновременно пролетели мимо него.
Храмовник-пехотинец уже занёс меч, чтобы ударить мага, когда Карвер проткнул его мечом насквозь. Тело безвольно осело, и Карвер увидел перед собой мужчину, левая рука которого светилась странным, потусторонним светом. Мужчина внезапно вскинул посох и направил его навершие прямо на Карвера. Ослепительная вспышка – и звук опадающего тела за спиной. Карвер хмыкнул, встретившись с насмешливым взглядом мага, выдернул меч из трупа и развернулся лицом со следующим противником.
Когда бой окончился, маг, высокий темноволосый мужчина с острыми зелёными глазами, подошёл к Карверу.
– Могу я узнать ваше имя?
– Карвер Хоук.
Маг слегка напрягся и едва заметно сжал пальцы на посохе крепче.
– Брат Гаррета Хоука? – уточнил он.
– Да. А вы Инквизитор?
– Верно. Максвелл Тревельян, – он переложил посох в левую руку, а правую протянул ему.
Карвер пожал её.
– Я сожалею о том, что случилось с вашим братом. Если бы...
– Не стоит, – перебил его Карвер. – Вообще-то...
– А ты как здесь оказался... – раздался справа знакомый голос.
Карвер посмотрел на Варрика и заметил, что тот никак не решится закончить фразу.
– Я всё ещё "Младший", Варрик, – хмыкнул Карвер.
Тут Варрик вгляделся в его лицо и аж отпрянул:
– Это шутка такая?
– Шутить – это больше по вашей с Гарретом части. Он в Скайхолде. Убалтывает вусмерть окружающих и наслаждается всеобщим вниманием. Всё как всегда. Если не веришь мне, спроси Натаниэля. Или Нитку Хардинг.
– Так значит, вендетты не предвидится? – послышался с другой стороны немного тянучий, мурлыкающий голос.
Второй маг приблизился к ним, с любопытством разглядывая нежданного помощника.
– Позвольте представиться, Дориан Павус, коварный тевинтерский маг, обманом проникший в Инквизицию и магией крови привороживший самого Инквизитора.
– Исчерпывающе. Главное, не представляйтесь так, если встретие беловолосого эльфа с татуировками по всему телу. Иначе не успеете сказать ничего после "тевинтерский".
– Я учту.
Наконец собрались остальные.
– Добрый день, Инквизитор, – улыбнулась разведчица.
– Рад видеть тебя, Хардинг. Тебя послали за нами?
– Всё верно, Инквизитор. На вас готовится засада, и господа Серые Стражи должны помочь обойти порождений тьмы.
– Что ж, тогда не будем терять времени.

@темы: Закончено, Dragon Age, Фан-фики