07:14 

Узы (Dragon Age)

Soy Kotya
Служенье муз не терпит суеты. А. С. Пушкин
Часть 10. Отпустить – удержать
Жизнь в Лотеринге для Гаррета сильно изменилась по сравнению со всеми остальными деревнями, где они жили до этого. Карвер за прошедшие несколько лет сильно вырос, превратившись из мальчика в юношу, но вместе с тем отдалился от брата и заметно подрастерял жизнерадостности. Смеялся и шутил всё меньше, хмурился и ворчал – всё чаще.
Гаррет же внезапно обнаружил в себе неуёмную общительность и начал легко сходиться с окружающими, возможно, отчасти компенсируя этим для себя недостаток общения с братом. Впрочем, от Карвера он отступаться намерен не был и, когда мог, увлекал его за собой. Карвер огрызался, ныл, что ему там с его приятелями нечего делать, но Гаррет был изобретателен в аргументах, и он всё же шёл.
Лотеринг был крупнее, оживлённее и проходимее, чем любая из деревень, в которых они жили прежде. И в ней гораздо чаще встречались храмовники. Гаррета это волновало мало: к восемнадцати он хорошо владел собой и своим даром, чтобы не выдать себя случайно, зато Карвер при виде людей в доспехах со знаками отличия Ордена всегда заметно напрягался и начинал нервно оглядываться. Это выглядело подозрительно, привлекало внимание, и Гаррет научился отвлекать внимание людей на себя. Улыбку пошире, спину прямее, голос громче, шутки скабрезнее – и уже никто на озирающегося кругом паренька не смотрит. Был, правда, у этого ещё один эффект в виде липнущих к нему девиц. Гаррет не то чтобы возражал, но временами это утомляло.
Карвер тоже стал заглядываться на девушек, но привлекали его в основном пустые и легкомысленные кокетки. Гаррет, как умел, пытался придать ему уверенности в себе, подтолкнуть к действиям, но тот лишь раздражался и больше замыкался в себе, предпочитая свиданиям тренировки. Они шли ему на пользу: делали его тело стройнее, гибче, рельефнее. Гаррет был уверен, если бы девицы, косо поглядывающие на его брата, хоть раз застали его с палкой в руках и выражением упрямой решимости на лице, когда плечи его не были ссутулены, а взгляд не буравил землю, то от толпы "преданных" поклонниц мало что осталось бы. Он мог бы "случайно" привести какую-нибудь из девушек на край лесной полянки, куда убегал Карвер, но ни разу этого не сделал. Во-первых, они его брата попросту не стоили. Во-вторых, на него накатывала ревность при мысли, что эти пустоголовые девицы окончательно отнимут у него внимание брата. В-третьих, Карвер мог рассердиться на это, а отношения у них и так были не самые лучшие.
Впрочем, была ещё Дална. Подружка Бетани разве что не поедала Карвера взглядом, когда тот не видел. Но страшно смущалась и отгораживалась от него, стоило Карверу повернуть в их сторону голову. Гаррет не вмешивался, ждал, пока братец заметит её повышенное внимание к себе, но выходило скорее наоборот. Дална не могла связать двух слов, когда к ней обращался Карвер, но запросто общалась с ним самим, и Карвер – Гаррет был в этом уверен – неправильно всё истолковывал.
Так длилось несколько лет их почти беззаботной жизни. А потом заболел отец.
Когда его не стало, Гаррету пришлось взять на себя все его дела и обязанности. Карвер старался ему помогать, но всё чаще задумывался о чём-то. Пока однажды не пришёл к нему со словами:
– Надо поговорить.
Только услышав про вступление в королевскую армию, Гаррет вспылил.
– И думать забудь!
– А что прикажешь делать? Сидеть здесь, прятаться под юбками и мешки с зерном за тобой таскать?
– Мы только что потеряли отца. Ты не в себе. Остынь и обдумай всё ещё раз, Карвер.
– Я и обдумал. Эта мысль мне не вчера пришла.
– А мама? О ней ты подумал? Что с ней будет, если ты отправишься воевать?
Это был удар ниже пояса, и Карвер на миг отвёл глаза, но тут же уставился непреклонно:
– У мамы останетесь ты и Бетани. А я так и так рано или поздно уйду, так какой смысл тянуть?
– Я запрещаю, – упрямо процедил Гаррет.
– Запрещаешь? Хорошо. И что предлагаешь? Мне, здоровому парню, висеть у тебя на шее?
– Ты не висишь на шее. Ты помогаешь. Хочешь помогать больше – пожалуйста. Давай подумаем и решим, кто из нас какую часть работы будет выполнять...
– О, мечта всей жизни! Я не маленький мальчик, Гаррет. Это моя жизнь, так дай мне решать, что с ней делать.
Гаррет стиснул край стола, на который опирался руками, и низко опустил голову.
Хотелось схватить брата в охапку. Встряхнуть. Выпороть. Связать. Запереть. Вдолбить в настырную голову, что он не прав.
Стой. Пусть он идёт сам.
Хотелось наорать и швырнуть чем-нибудь тяжелым. Хотелось притиснуть к себе и не разжимать объятий, пока не передумает. Хотелось убедить его остаться.
Удержать.
Если всё время его держать, Гаррет, он никогда не научится ходить сам.
Иногда быть старшим братом было просто демонски тяжело. И тяжелее всего было признавать, что братья – это два разных человека, а не одно целое.
Гаррет медленно выдохнул и посмотрел на Карвера.
– Ты точно уверен в своём решении?
Карвер помедлил мгновение с ответом и кивнул.
– Да. Уверен.
– Что ж. Я понял тебя. Армия так армия.
– Спасибо, Гаррет.
Когда они рассказали матери, та долго причитала, просила Карвера одуматься, хватала сына за плечи. Гаррет отстранил её, заглянул в глаза и твёрдо произнёс:
– Не надо, мама. Всё уже решено. Карвер идёт в армию.
Наградой ему стал полный благодарности взгляд брата, и тугой узел у него в груди чуточку ослаб.

– Хорошо. Мы идём, – произнёс Карвер с решительным видом.
Гаррет резко сел на постели:
– Это самоубийство! Двое Серых Стражей против отрядов красных храмовников и орды порождений?! У Инквизиции сильная армия, почему не отправить её?
– Я бы не стала просить о таком, но у нас очень мало времени. Армия попросту не успеет. Я отправлю своего лучшего человека, разведчицу Хардинг, в качестве сопровождения. Она поможет обойти, по возможности, отряды храмовников.
– Гаррет, – Карвер поднялся и повернулся к брату, – я уже сказал, что иду. Сейчас ты всё равно ничего не можешь сделать. И остановить меня – тоже.
– Ты понимаешь, насколько это опасно?
– Да.
– Тогда подумай ещё раз, хорошенько.
– Я не передумаю. Гаррет, я... понимаю, что ты чувствуешь. Но я должен делать то, что должен. Хоть раз в жизни просто доверься мне.
Гаррет долго, молча смотрел брату в глаза, словно испытывая его волю на прочность в этом зрительном поединке. Наконец вздохнул, опустил глаза и кивнул.
– Возвращайтесь скорее.
Карвер на миг застыл, будто не веря, а затем улыбнулся.
– Одна нога здесь, другая там.
Не медля больше ни минуты, Карвер и Натаниэль ушли. И потянулись бесконечные часы ожидания.
Прошло лишь чуть больше суток, к тому же Гаррет много спал, но к моменту, когда брат показался на пороге, он успел известись.
– Мы вернулись, – улыбнулся Карвер и отступил в сторону, освобождая проход.
– Хоук! Сиськи Андрасте, ты правда жив! А я уж думал, Младшенький с горя совсем умом тронулся.
– Жив, цел, вернулся. С демонами, конечно, весело, но тут вечеринка в самом разгаре, как такое пропустишь, – радостно улыбнулся Гаррет другу и крякнул, когда Варрик заключил его в свои каменные гномьи объятия.
– Танцор только из тебя нынче никакой, я смотрю.
– Это дело поправимое. К главному танцу должен успеть.
Варрик усмехнулся и покачал головой.
– Развлечение в вашем стиле, похоже, – произнёс от дверей тевинтерский маг, поглаживая пальцем свои завитые кверху усики.
Гаррет ухмыльнулся:
– Я ценю разные виды досуга.
Карвер посмотрел на обоих магов и закатил глаза: вот уж нашли друг друга два зубоскала.
В комнату вошёл Инквизитор.
– Хоук...
– Приветствую, Инквизитор. К сожалению, пока только сидя.
Тот улыбнулся с облегчением и кивнул:
– Я рад, что вы вернулись. Иначе, боюсь, мне в новой книге Варрика была бы отведена незавидная роль.
– Да брось, – махнул рукой улыбающийся Варрик. – Должен же у главного героя быть шарм. Ничто так не оживляет положительного персонажа, как тёмные закоулки его души.
– А в обратную сторону правило действует? – поинтересовался тевинтерец.
– О чём ты, Посверкунчик?
– Просто, по твоей логике, в Корифее где-то должны таиться запрятанные в чулан доброта и благородство...
– Одного сложного персонажа на книгу вполне достаточно, Посверкунчик, не то читатели всё неверно истолкуют.
– Одного? А как же я?
– И что же ты хранишь в чулане своей души, Дориан? – полюбопытствовал Инквизитор.
– А что ты надеешься там найти, аматус?
– Вряд ли скромность, – заметил Гаррет.
– Отложим этот вопрос до вечера, – усмехнулся Инквизитор. – Думаю, нам пора. Ваш брат, Хоук, очень нас выручил.
– Это у вас, кажется, что-то вроде семейной традиции, – хмыкнул тевинтерец.
Карвер глянул на него угрюмо, но смолчал.
– В любом случае, – продолжил Тревельян, – Инквизиция многим вам обязана.
– В первую очередь, своим появлением, – фыркнул Гаррет.
– Этого мы наверняка не знаем. Но если будет что-то, что мы сможем сделать для вас, то дайте знать.
– Непременно, – кивнул Хоук, и гости, включая Варрика, покинули комнату, отправляясь по своим – отдыхать с дороги.
– Вот видишь, я в порядке, – улыбнулся Карвер краешком губ, когда дверь закрылась.
– Слава Создателю. А Нат?
– Тоже. Скоро придёт. Спасибо, что не стал удерживать.
Гаррет улыбнулся и покачал головой.
"Всё как раз наоборот".
– Расскажи, как всё прошло.

Прошло несколько дней. Карвер сидел у постели брата и чистил яблоко, когда дверь внезапно распахнулась.
– Создатель, ты правда жив!
– То-то я всю жизнь гадал, почему у меня братец такое совершенство, – хмыкнул Карвер, поднимая голову.
– Насчёт Создателя не знаю, до Чёрного города не дошёл, но я – да, Андерс. Я жив.
Голос Гаррета звучал насмешливо, но выражение глаз ему противоречило. Гаррет сел на постели и даже успел подняться, когда Андерс сорвался с места и кинулся обнять любимого.
Судя по отсутствию удивления на лице Карвера, весточку Андерс получил от него.
Гаррета затопило двойной волной нежности.
Карвер отложил нож, поднялся и вгрызся в яблоко зубами. Махнул рукой от двери:
– Пойду, что ли, горло промочу. До вечера не ждите. И, Гаррет... ничего лишнего. Тебе всё ещё нужен отдых.
– Запомни, Андерс: если младший брат на время получает полномочия старшего, он превращается в страшного тирана, – хохотнул Гаррет.
Внезапно его щёку что-то поцарапало. Гаррет дёрнул головой и чуть не потерял равновесие. Андерс поспешил усадить его обратно на кровать и сел рядом, попутно доставая из капюшона своего плаща рыжего котёнка.
– Что это ещё за разбойник? – усмехнулся Гаррет, почесав его пальцем за ушком.
– Его зовут Гарри.
– Гарри? – удивлённо переспросил Гаррет.
– Это Карвер назвал его так. Он же мне его и подарил, когда...
Фразу Андерс не договорил, но и так всё было ясно.
– Надо же. А мне сказал, что тот сам вроде к тебе приблудился.
– Нет. Карвер сунул мне его прямо в руки и велел позаботиться. Знаешь... мне это ужасно помогло тогда. Не знаю, что бы я делал, если бы не котёнок.
Гаррету смертельно захотелось обнять брата, но вместо этого он притянул к себе Андерса.
– Прости, что заставил тебя пройти через всё это.
– Главное, что ты жив, Гаррет. Главное – что жив.
Они долго сидели, обнявшись, лбом ко лбу, время от времени соприкасаясь губами. И любые слова для них были лишними.

продолжение ->

@темы: Фан-фики, Закончено, Dragon Age

URL
   

Чердачок начинающей гении

главная