Soy Kotya
Служенье муз не терпит суеты. А. С. Пушкин
Часть 9. Любимец публики
Карвер наблюдал за братом, который почти всё время спал, много пил и едва ел, и его не покидало ощущение, будто они с Гарретом поменялись местами. Он сам, должно быть, выглядел ничуть не лучше, когда заразился скверной. Разница была только в том, что для Гаррета худшее уже было позади.
Путешествие проходило на удивление мирно, и до крепости, по уверениям торговца, оставался последний перевал. Люди оживились, расслабились, даже Гаррет сидел в повозке, переговариваясь с сидящей там же служанкой, которая то и дело хихикала, краснела и отводила взгляд. Карвер закатил глаза: привычная картина. Гаррет, казалось, не флиртовал только во сне. Девушки, юноши, женщины, мужчины, даже старики и старухи быстро попадали под воздействие чар Гаррета Хоука, не имевших ничего общего с магией. Гаррет поймал взгляд брата и подмигнул. Карвер посмотрел на него скептически и отвернулся. Как только Андерс всё это терпел?
Карвер с Натаниэлем замыкали процессию, и потому не сразу уловили в нарастающем оживлении тревожные нотки. Только прокатившийся шепоток "Красные храмовники!" заставил их обратить внимание на перекошенные лица остановившихся впереди охранников. Гаррет тут же подобрался:
– Карв, дай мне посох!
– Только через мой труп, братец. Сиди здесь и не высовывайся, – бросил Карвер, и они с Натом побежали вперёд, на ходу вытаскивая оружие.
Добежав до вершины подъёма, они увидели внизу разбитый лагерь. Пятеро ублюдков, по уши накачанных красной дрянью: три пехотинца, стрелок и рыцарь. Последний сновал по лагерю туда-сюда, казалось, в нетерпении.
– Что они, интересно, делают так близко от главного оплота Инквизиции? – проговорил Нат, не рассчитывая, впрочем, на ответ.
Карвер глянул через плечо на перепуганных до смерти охранников обоза и скривился:
– От этих помощи ждать бесполезно, придётся справляться своими силами. Жаль, братец сейчас не в форме. Его поддержка очень бы пригодилась.
– Ничего, прорвёмся.
– Само собой.
Серые Стражи переглянулись и велели всем отойти от гребня, чтобы не выдать своё присутствие прежде времени.
Торговец дрожал от страха, прятался за спины немногим более смелых охранников – где только набрал таких – и взирал на Серых Стражей глазами, полными священного ужаса, когда те пытались растолковать ему, что им нужно. Главной задачей было рассредоточить противников, чтобы лишить их возможности нападать всем вместе.
Гаррет снова попытался предложить свою помощь, но Карвер неожиданно непререкаемым тоном заявил:
– Женщины, дети и калеки прячутся и не мешаются.
Гаррет попытался было возразить, но тут у него подкосились ноги, и Карвер без церемоний зашвырнул его в ближайшую повозку. Разговор был исчерпан.
Им удалось уговорить парнишку из числа охранников пробраться в тыл противника, чтобы взорвать там пару небольших бомб. Когда взрывы прогремели один за другим, храмовники поднялись и стали вглядываться туда, откуда двумя тонкими струйками поднимался дымок. Рыцарь в сопровождении одного из пехотинцев отправился проверить, что произошло. Как только они скрылись из виду, Натаниэль из-под прикрытия валуна пустил стрелу во вражеского лучника. Та угодила прямо в сердце, но гниющая изнутри алым мразь помирать не думала, оборачиваясь и взглядом пытаясь найти местоположение противника. В направлении места, откуда стреляли, тут же двинулись два оставшихся пехотинца, но в этот момент из кустов на двести шагов левее выскочил Карвер, дегтярной бомбой обездвижил одного из них и набросился на другого. В сочетании с эффектом неожиданности первый же его удар оказался убойным. Карвер снёс храмовника с ног и добил, раскроив череп. Натаниэль к тому времени окончательно разобрался со стрелком и теперь метил в другого пехотинца, успевшего выбраться из дегтярного капкана. К моменту, когда Карвер выдернул меч из второго неподвижного тела, на него летел третий пехотинец. Клинки лязгнули. Карвер споткнулся о труп под ногами и едва не пропустил удар, за что поплатился глубоким порезом во всю левую скулу. Нат выпускал стрелу за стрелой в огромного рыцаря, отвлекая его от напарника. Наконец, последний пехотинец был повержен и Карвер, не переводя дыхания, кинулся на рыцаря. Стараясь не подпускать его близко, Карвер наносил тяжёлые удары по широкой дуге. Рыцарь блокировал их и оттеснял Серого Стража на противоположный край поляны, вынуждая Натаниэля с каждым выстрелом всё туже натягивать тетиву. Карвер начинал задыхаться. Он дрался с ожившим кошмаром детства, и при мысли о том, что какие-нибудь маги вроде Гаррета и Бет когда-то находились под "защитой" такой вот твари, его мутило. Вот только теперь он не был сопливым деревенским мальчишкой, у которого служители Ордена в любой момент могли отобрать семью. Да и существо перед ним едва походило на человека. Карвер увернулся от удара, отбежал в сторону, вырываясь из западни, глубоко вдохнул, собираясь с силами, и, размахнувшись, с громким криком нанёс последний удар. Заросшая красной коркой голова звонко ударилась о камни и подкатилась Карверу под ноги. Тот брезгливо отпихнул её в сторону и убрал меч.
Когда Серые Стражи вернулись к обозу, их встретили благоговейным молчанием. Карвер, не обращая ни на кого внимания, прошёл в конец и устало присел на край повозки, где был его брат. Гаррет посмотрел на него, краем рукава отёр кровь со щеки, о которой Карвер успел позабыть, и молча протянул бурдюк. Карвер сделал несколько крупных глотков и передал воду Нату.
– Может, чего покрепче? – предложил Гаррет, но брат мотнул головой.
– Всё нормально. Отдышусь только. Выдвигаться надо бы, а то до темноты не успеем.
Полчаса спустя движение продолжилось, как ни в чём не бывало. Только уважения во взглядах окружающих прибавилось.
Скайхолд производил впечатление. Величественная, совершенно неприступная с виду крепость внушала ощущение нерушимости и силы. Инквизиция, если верить тому, что о ней говорили, и была силой. И Карвер собирался на какое-то время стать её частью. Чудесное возвращение брата его решения не меняло.
Оказавшись, наконец, внутри, Серые Стражи и чуть оживший Гаррет тут же отделились от группы. Здешний разношёрстный люд, завидев знаки Ордена, смотрел по-разному: кто-то с неприкрытым презрением, кто-то с жалостью, кто-то с любопытством. Они медленно продвигались к главному входу, собираясь найти кого-то, кто распоряжался здесь в отсутствие Инквизитора, как вдруг услышали изумлённый возглас с лёгким акцентом:
– Защитник Киркволла?!
Несколько зевак с интересом оглянулись.
– Искательница Кассандра, – Гаррет, тяжело опиравшийся на плечо брата, повернулся к женщине и широко улыбнулся.
Карвер переводил взгляд с брата на женщину и обратно.
– Вы знакомы?
– Это та самая леди, с которой Варрик незадолго до Конклава имел удовольствие пообщаться. Не может быть, чтобы он тебе о ней не рассказывал. Он остался тогда под глубочайшим впечатлением. Глубже был только кинжал в его книжке.
Женщина сощурилась, фыркнула и поджала губы. И, наконец, удостоила взглядом спутников Защитника.
– Позвольте представить, леди Кассандра. Мой брат, Серый Страж Карвер Хоук. И его товарищ Натаниэль Хоу.
– Искательница Истины Кассандра Пентагаст, – представилась женщина и пожала протянутую Хоу руку.
Карвер, который поддерживал брата, ограничился кивком.
– Как бы то ни было, Защитник, для меня большое облегчение, что вы живы. Побудьте пока здесь, я распоряжусь, чтобы для вас подготовили комнаты и всё необходимое. Ванная и обед вам определённо не помешают, – Искательница смерила Хоука оценивающим взглядом.
– Лекарь не помешает тоже. Если это возможно, – вставил Карвер.
– Разумеется.
Их поселили в комнатах рядом с кузницей, всячески извиняясь, что в самом замке пока нет пригодных жилых комнат – полным ходом шёл ремонт. Все трое лишь отмахнулись: крыши над головой и годной кровати было более чем достаточно. Гостей также обеспечили всем необходимым для мытья, включая сменную одежду, а позже принесли горячий обед.
– И для кого они так расстарались, интересно, – ехидно протянул Карвер, когда увидел целого запечённого гуся, свежий каравай и полголовки сыра, выделенные им троим.
– Для дорогих гостей, Серых Стражей, разумеется, – невозмутимо ответил Гаррет и жадно потянулся к источавшему дивный пряный аромат гусю.
– А не для безвременно вернувшегося из Тени героя? – хмыкнул Нат, берясь нарезать сыр крупными ломтями.
Когда они подкрепились, прибежал мальчик с поручением привести новоприбывших к Искательнице Кассандре. Карвер с удовольствием бы затолкал едва стоящего на ногах брата в постель, но прекрасно понимал, что к Гаррету имеются вопросы, и чем скорее он на них ответит, тем скорее сможет полноценно отдохнуть. Пришлось идти.
Гаррет как раз закончил рассказывать, как ему удалось выбраться из Тени, когда ступени на лестнице начали поскрипывать под лёгкими шагами и послышался торопливый женский голос:
– Кассандра, почему, во имя Создателя, у нас трупы красных храмовников почти у самых во... – стройная женщина в лёгкой кольчуге, с луком за спиной и покрытой капюшоном головой, застыла на верхней ступеньке, неверяще глядя на Гаррета. – Хоук?!
– Два Хоука, – поправил её Карвер, поднимаясь.
Натаниэль тоже поднялся.
Гаррет обворожительно улыбнулся и приветственно склонил голову:
– К вашим услугам.
– Так вы всё же выжили? Как вам это удалось?
– Я как раз закончил рассказывать эту историю леди Кассандре, – упомянутая "леди" поморщилась, но оставила комментарии при себе, – но, если желаете, могу повторить всё сначала.
– Можете поведать в общих чертах.
– Мне помог один маг-сомниари.
– Его имя, случаем, не Фейнриэль? – поинтересовалась женщина.
– Я догадывался, что слухи о вашей осведомлённости сильно преуменьшены, – усмехнулся Гаррет. – Раз вы здесь, полагаю, Инквизитор тоже вернулся из Халамширала?
– Лорд Инквизитор со спутниками задержится. Он собирался закрыть один из Разрывов по дороге сюда. Основная процессия прибудет через пару дней. Я пришла вперёд. Слишком много работы, чтобы можно было позволить себе роскошь неторопливого путешествия. К слову, убитые храмовники – ваших рук дело?
– К сожалению, нет. Это заслуга двоих доблестных Серых Стражей, стоящих перед вами. Моего брата, Карвера, я думаю, вы помните, – женщина кивнула.
– Натаниэль Хоу, – представился Нат.
– Моё имя Лелиана, – ответила та.
– Та самая Сестра Соловей, соратница Героини Ферелдена? Лина немного рассказывала о вас, и исключительно хорошее. Рад встрече с вами.
– Взаимно. О вас она тоже отзывалась наилучшим образом, – улыбнулась Лелиана и перевела взгляд на Карвера. – Младший Хоук. Среди Серых Стражей ваше имя весьма уважаемо.
Карвер только коротко улыбнулся.
– Много воды утекло с тех пор, как мы с вами виделись.
Обмен любезностями был завершён. Лелиана снова подобралась, и её взгляд сделался холодным и цепким.
– Мне успели доложить, что двое моих разведчиков в окрестностях Скайхолда пропали. Боюсь, красные храмовники имеют к этому непосредственное отношение. Нужно разобраться, в чём здесь дело. Кассандра, я хотела бы обсудить с тобой кое-что позже. Зайдёшь?
– Конечно, – кивнула Искательница.
– Что ж, – Лелиана снова повернулась к гостям, – добро пожаловать в Скайхолд.
Когда она ушла, Карвер посмотрел на Искательницу:
– Если у вас нет больше вопросов к моему брату, я хотел бы отвести его обратно в комнату.
– Да, конечно, – спохватилась та, оценив бледное лицо старшего Хоука. – Я пришлю к вам лекаря.
– Благодарю.
Когда Гаррет уснул, Карвер вышел прогуляться во двор и увидел Искательницу, тренирующуюся у манекенов. Несмотря на суровый вид, эта женщина внушала ему исключительное уважение и ощущение надёжности. Даже тот факт, что с Гарретом они, очевидно, не ладили, странным образом говорил в её пользу. В конце концов, Гаррет бывал ещё той занозой в заднице, ему ли не знать.
Карвер выждал, когда Искательница сделает перерыв между яростными атаками на деревяшки, и подошёл.
– Искательница Кассандра.
Та удивлённо обернулась, но узнав стоящего перед ней человека, улыбнулась приветливо:
– А, Карвер Хоук.
Не "брат Хоука", не "младший Хоук". Карвер улыбнулся в ответ:
– Просто Карвер будет достаточно.
– Что ж, на просто Кассандру я тоже откликаюсь.
Карвер не смог сдержать смешок, впрочем, как и Кассандра.
– Вы что-то хотели?
– Да. Я хотел бы как-нибудь передать весточку в Киркволл. Ну, понимаете, про брата. Я собирался попросить об этом Варрика, но он, как я понял, будет здесь не раньше, чем через три дня, и...
– Я понимаю. Но с этой просьбой вам лучше обратиться к Лелиане. Она сумеет доставить послание в кратчайшие сроки.
– Благодарю, я так и сделаю.
Не найдя, что ещё сказать, Карвер отправился разыскивать Лелиану. Она обнаружилась наверху башни, в окружении ворон и бумаг. Казалось странным, что Кассандра и Лелиана были соратницами. Впечатление они производили диаметрально противоположное: если Кассандре Карвер без раздумий доверил бы прикрывать свою спину, то сестра Лелиана – нынешняя сестра Лелиана – внушала скорее опасение. От одной только мысли оказаться её врагом по спине пробегал неприятный холодок – будто в неё нацелили остриё клинка.
Отбросив посторонние мысли, Карвер приблизился к столу.
– Сестра Лелиана.
Та подняла голову и вопросительно посмотрела на посетителя.
– Я хотел попросить отправить в Киркволл весточку о брате.
– Это можно устроить. Кому именно передать послание?
Карвер замялся, выбирая между более безопасным вариантом и более желательным.
Лелиана насмешливо вскинула бровь:
– В первую очередь, для Андерса, я полагаю.
Её пристальный взгляд словно проникал прямиком в душу, считывая все тайные помыслы. Карвер кивнул.
– Трогательная братская забота. Просто отличительная черта семейства Хоук.
Тон был насмешливый, но необидный, и Карвер проигнорировал замечание.
– Я могу на вас рассчитывать?
– Разумеется. Послание доставят в самое ближайшее время, – уверила его Лелиана и добавила после короткой паузы: – А вы сильно изменились с нашей последней встречи. Больше не тяготит быть младшим Хоуком?
– Не могу утверждать этого с уверенностью, но быть единственным Хоуком мне не понравилось совершенно.
– Понимаю. А как произошло ваше воссоединение с братом?
– Мы с Натаниэлем направлялись в Халамширал, чтобы присоединиться к Инквизитору. И оказались рядом с Разрывом, когда оттуда появился Гаррет.
– Так вы хотели отдать долг за брата?
– Отнюдь. Уничтожение Корифея – это дело, которое Серый Страж не может просто проигнорировать.
– Хотите работать на Инквизицию?
– Если есть что-то, что я могу сделать, то был бы рад.
– Я учту это.
Когда с главной заботой было покончено, Карвер отправился в таверну, где обнаружил Натаниэля. Вид у него был удручённый. Карвер взял пива и подсел к другу.
– Что-то случилось, Нат?
Тот ответил не сразу. Поглядел сперва в кружку, сделал несколько глотков, и только после этого произнёс:
– Я тут пообщался кое с кем из Серых Стражей. Тех, что были в Адаманте...
Когда Нат закончил рассказывать, Карвер ощутил, как противно горчит во рту пиво. Он посидел молча, но решился спросить:
– А Тенриль? О ней ты что-нибудь слышал?
И, ещё до того, как Нат открыл рот, Карвер уже прочитал ответ в его глазах:
– Она стала одной из них.
Карвер прерывисто выдохнул и тяжело обронил:
– Ясно.
Гаррет восстанавливался медленно. Сильное истощение, на которое ещё наложилось пагубное воздействие Тени, сделало его тело очень слабым. Впрочем, на присутствии духа это никак не сказалось. Всякий раз, когда Гаррет – не без помощи брата – выбирался из комнаты во двор или таверну, он быстро оказывался в центре внимания. Карвер ворчал, закатывал глаза и чуть не силком оттаскивал братца обратно, когда замечал, что тот бледнеет или теряет координацию.
– Так ты тот самый Защитник, что одолел Аришока в честном бою? – огромный кунари с повязкой на глазу ухмылялся, оценивающе разглядывая старшего Хоука.
– Да ну, какой же это честный бой! – Гаррет хитро щурился, подаваясь вперёд к собеседнику и добавляя заговорщическим шёпотом: – Вот если бы их было хотя бы двое...
Кунари, звавший себя Железным Быком, громко хохотнул, ударяя кружкой по жалобно скрипнувшему столу.
– Голубчик, не хотите ли немного заняться своим гардеробом? Здесь есть вполне приличные портные, – улыбалась темнокожая дама с магическим посохом и манерами королевы.
– Я непременно прибегну к их услугам, если наберусь смелости пригласить вашу милость на свидание, – в тон ей ворковал Гаррет.
Мадам де Фер снисходительно качала головой, будто разговаривала с неразумным ребёнком.
– Улыбка матери, непонятные слова. Радость, что одиночество кончилось. Он всегда рядом, смеётся. Больно, когда перестаёт. Всё больше ссор. Только не потерять. Хочется удержать, но так лишь хуже. Отпустить, чтобы обрести вновь. Тяжело...
– Не знаю, о чём ты парень, но ты бы попробовал из этого стихи сложить. Уникальный вышел бы стиль.
– Стихи? Можно попытаться. Стихи красивы, дарят покой...
Странный бледный, в нелепо огромной шляпе мальчик, имя которого окружающие затруднялись вспомнить, ушёл, продолжая что-то бормотать про себя.
– Неужели вы ни разу не видели отголоски прошедшего, когда были в Тени. Они помогли бы вам понять, где именно вы находитесь.
– О том, что я там видел, могу поведать отдельно, но лишь при одном условии, приятель. Я узнаю имя цирюльника, способного сотворить такое с головой.
– Кажется, вы с цирюльниками уже очень долгое время не в ладах, – вернул шпильку поджавший губы совершенно лысый эльф.
Кажется, его имя было Солас.
Карвер смотрел на собравшихся в Скайхолде представителей разных рас и сословий и думал, что друзья у Гаррета, возможно, были ещё не самыми чокнутыми.

Лотеринг располагался у Имперского тракта и был сравнительно большой деревней по сравнению с теми, в которых они селились раньше. Через него часто проезжали торговые караваны и разного рода наёмники.
К пятнадцати годам Карвер догнал старшего брата в росте, да к тому же прилично раздался в плечах. Время от времени ему доводилось слышать от разговорившихся воинов, что у него сложение прирождённого мечника. Это изрядно подстёгивало Карвера учиться бою на мечах. Иногда ему показывали приём-другой, но найти кого-то, кто постоянно бы его тренировал, не представлялось возможным.
Хоуки, как обычно, жили немного особняком. Бетани очень старалась не выделяться, хотя окрестные парни на неё всё равно заглядывались. Только братский кордон пройти осмеливались немногие. А не удавалось вообще никому.
Карвер тоже старался держаться поскромнее, чтобы ненароком не навлечь беду. Сдерживался, где мог, от драк, хотя удавалось не всегда.
Зато Гаррета, казалось, ничуть не волновало, что он может нечаянно себя выдать. Гаррета Хоука в Лотеринге знали. В первую очередь, за его хорошо подвешенный язык. Практически любой конфликт ему удавалось при помощи вкрадчивого тона и пары шуточек погасить на корню. Впрочем, если не удавалось, на кулаки он тоже не жаловался: держать удар умел.
Когда Гаррет был не в поле, он был в компании. Брата нередко брал с собой, и в таверне частенько тайком подсовывал ему кружку пива. Мать ругалась, когда ловила от Карвера запах перегара, на что Гаррет невозмутимо заявлял, будто пахнет от одежды.
– Мам, ну, просто плеснули на него нечаянно. Не стану же я родного брата алкашом делать, – заверял он, а когда мать, ворча, уходила на кухню, подмигивал Карверу.
Карвер злился про себя, обещался больше не ходить с братом, тем более, что и в разговорах он почти не участвовал, но Гаррет всякий раз находил способ его уговорить.
Впрочем, было и то, что немного роднило его с друзьями Гаррета: когда тот был рядом, внимание всех девушек было приковано к нему.
– Карв, ну ты чего? Подойди, улыбнись, цветочек ей в волосы воткни, напой что-нибудь про глаза там или ещё что, и добавь в конце, мол, вечер сегодня звёздный будет, и негоже таким зрелищем в одиночку любоваться.
– Вот иди и напой.
– Так она же не мне нравится. Симпатичная, согласен, так ведь и правильно. Не на страшненьких же тебе смотреть.
Карвер на это лишь фыркал и отворачивался. Он мог хоть с головы до ног усыпать красавицу цветами, да только смотреть она будет всё равно ему за плечо.
Карвер редко смеялся, угрюмая маска будто приросла к его лицу. Подружка Бетани, Дална, всякий раз, как его видела, старалась спрятаться за его сестру. Так что, общаясь с ней, Бет часто шикала на него и отгоняла подальше, чтобы уши не грел на девичьих разговорах. Если Карвер с Гарретом заходили на обед и заставали девушек за чаем, то Гаррет обычно бросал на брата хитрый взгляд и подмигивал Далне. Та хихикала, краснела и отводила глаза.
– Что это вы пустой чай пьёте? Карв, достань из буфета печенье, уверен, ты не всё успел съесть.
Карвер ворчал и ставил перед гостьей тарелку с материным печеньем. Та лепетала в ответ слова благодарности и утыкалась в свою кружку, пока они с Гарретом ели.
Позже, когда они уже жили в Киркволле, ситуация не изменилась. Гаррет умудрялся заигрывать даже с мрачным татуированным эльфом. Тот, правда, большинства намёков не понимал, но иногда умудрялся достойно отвечать.
– Фенрис, мне вот давно хочется проверить: эти татуировки у тебя по всему телу? Научный интерес.
– Могу нарисовать тебе подробную карту.
– Но ведь сзади ты себя не видишь.
– Зато чувствую. Если я нарисую карту прямо на тебе, Хоук, ты тоже почувствуешь.
– Ха! – Варрик с громким стуком поставил кружку. – Признайся, Хоук, в этот раз Эльф тебя сделал!
– Как по мне, отличная идея, – подалась вперёд Изабелла. – Хоук, тебе однозначно пойдут татуировки.
– Изабелла, дорогая, давай будем честны: татуировки Фенриса тебя интересуют куда больше.
– Я вообще люблю... живопись, – пиратка подмигнула эльфу и расхохоталась.
С Варриком и Изабеллой Гаррет мог часами упражняться в остроумии. Над Авелин подшучивал время от времени. Только с Мерриль не заигрывал, та слишком буквально воспринимала каждое слово.
Когда они встретили Андерса, Гаррет стал меняться. Карвер, больше занятый своими проблемами, в своё время не придал этому значения, но в присутствии Андерса градус игривых шуток Гаррета резко снижался. С самим же Андерсом он флиртовал мягче, осторожнее, но в то же время будто бы интимнее.
Однако, если Андерса с ними не было, Гаррет себя в заигрываниях не ограничивал, с непринуждённостью фокусника складывая к себе в копилку сердца окрестных девушек и юношей.
Только, в отличие от Лотеринга, в Киркволле была "Цветущая роза", где неважно было, что за твоей спиной маячит старший брат.

Два дня спустя прибыла процессия, сопровождавшая Инквизитора на бал. Предполагалось, что сам он явится где-то через день. Однако вечером Лелиана и Кассандра едва ли не ворвались к ним, и по их лицам было видно, что они в серьёзном затруднении.
– Мои разведчики выяснили, что красные храмовники делают рядом со Скайхолдом, – начала Лелиана без лишних предисловий. – Неподалёку обнаружился вход на Глубинные Тропы, которые кишат порождениями тьмы. Корифей хочет вывести на поверхность большую армию и перехватить Инквизитора.
– Нужно, чтобы кто-то предупредил Инквизитора и провёл его мимо порождений, – добавила Кассандра.
– Разве Серые Стражи, выжившие в Адаманте, не служат Инквизиции? – поинтересовался Гаррет.
– Те из них, кто уже оправился и во вменяемом состоянии, разосланы в разные части Ферелдена и Орлея. Остальные либо ранены, либо не отошли от потрясения. Полагаться на них мы не можем.
– А как же тот Страж, что присоединился к Инквизиции раньше?
Лицо у Лелианы помрачнело:
– Он пропал. Ушёл из Скайхолда. Мои люди его ищут, но сейчас он недоступен.
Карвер переглянулся с Натаниэлем. Тот кивнул.
– Хорошо. Мы идём.

продолжение ->

@темы: Фан-фики, Закончено, Dragon Age