05:45 

Узы (Dragon Age)

Soy Kotya
Служенье муз не терпит суеты. А. С. Пушкин
Часть 7. Желания
Хоук никак не мог понять, идёт ли он всего пару часов или уже целую вечность. Пейзаж вокруг был однообразно изменчив, а зеленоватых отблесков он нигде так и не приметил. Вдобавок, он уже начал выбиваться из сил. По-хорошему, стоило немного вздремнуть. При этой мысли Гаррет рассмеялся. Во сне он попадал в Тень. Но если он и так уже в Тени, куда он попадёт, уснув здесь? Оказаться таким образом в своём мире показалось весьма забавной шуткой Создателя.
Но в любом случае, позволить себе просто лечь и уснуть, когда кругом опасность, он не мог. Нужно было продолжать двигаться. Идти, несмотря ни на что. Включая подкашивающиеся ноги.
Однако всё здесь, видимо, было против него. Хоук сделал шаг по, казалось бы, твёрдой и ровной дороге, а в следующий миг катился кубарем по склону. Ударился обо что-то головой и отключился.
Когда он открыл глаза, то первое, что он заметил, было яркое зелёное свечение прямо над головой. Второе – солнце. Третье – склонённое над ним чьё-то лицо, которое он не мог разглядеть из-за яркого света, но очертания которого были ему хорошо знакомы.
– Карвер?
– Братец! Ты очнулся, ты жив!
И, не успев опомниться, Гаррет оказался захвачен и стиснут в крепких объятиях. Он попытался обнять брата в ответ, и поморщился – голова просто раскалывалась. Похоже, он крепко ею обо что-то приложился, когда упал. Карвер разжал руки и отстранился, лицо его светилось счастливой улыбкой, совсем как в детстве, когда он бросался с крыльца, стремглав проносился через калитку и летел к нему навстречу, раскинув руки. Обожающий его младший братец. Губы сами собой расплылись в ответ, но тут же снова скривились: затылок пронзило невыносимой болью.
– Как ты? – брат обеспокоенно дотронулся до его плеча.
– Ничего, пройдёт. Как я тут... – Гаррет поднял глаза к Разрыву, трепыхавшемуся и переливавшемуся разными оттенками зелёного у них над головами, и нахмурился.
– Видимо, ты прошёл через Разрыв. Я обнаружил тебя здесь, на земле. Гаррет, как же я рад, что ты сумел выбраться!
Карвер тепло улыбался, заглядывал ему в глаза и поглаживал по плечам, явно сдерживаясь, чтобы не прижать к себе опять. Как же Гаррет соскучился по своему маленькому Карви!
На границе сознания что-то неприятно зудело. Хотя, возможно, это была просто боль от удара головой. Он выбрался и теперь был рядом с братом. Это ли не удача?
Гаррет снова посмотрел на зелёную прореху. Когда он был в Тени, то не видел никакого зелёного света. Ещё одна иллюзия Тени? Обман зрения? Гаррет потёр затылок и нащупал шишку.
– Где мы сейчас?
– Это неважно, – ответил Карвер мягким тоном. – Тебе нужно отдохнуть, а потом решим, куда пойдём.
– Нам надо в Скайхолд. Пока Корифей жив, я не успокоюсь.
– Ты слишком долго пробыл в Тени, братец. Корифей повержен, Инквизитор победил его. Всё хорошо. Мы с тобой можем возвращаться домой. Будем снова жить вместе, как раньше. Ты же хочешь этого?
Гаррет снова поморщился – боль в голове усиливалась, как и неясное беспокойство. Но всё же улыбнулся:
– Да. Да, конечно, Карвер. Очень хочу.
– Отлично. Мы с тобой вернёмся в Киркволл, в наше родовое поместье, и будем, наконец, жить в мире. Знаешь, когда я думал, что ты погиб, я много размышлял о нас и понял, что был тебе плохим братом. И хочу исправиться. Ты ведь дашь мне шанс?
Гаррета замутило.
– Конечно... Конечно, Карви, о чём речь. Тебе... не нужно никаких шансов. Ты мой единственный брат.
– И теперь братья Хоук снова заживут вместе, вдвоём.
– А как же Андерс?
– Да, да, и Андерс. Разумеется. С тобой всё хорошо?
– Всё нормально.
Гаррет поднял голову и увидел, что в трёх шагах от них стоит Андерс. Смотрит на них внимательно и как-то печально.
– Андерс? Что ты здесь делаешь?
Лицо брата при виде мага на миг исказилось, но он тут же улыбнулся:
– Вот видишь, теперь и твой Андерс с нами. Всё хорошо, Гаррет. Оставайся со мной. Ты ведь хочешь быть со мной? Заботиться обо мне?
Гаррет вглядывался в лицо любимого, пытаясь сообразить, что такого неправильного в нём было. В том, как Андерс смотрел на него.
– Скажи, Хоук, – произнёс маг, – разве это твой брат? Разве так вы с ним общаетесь? Разве такова его любовь?
И Гаррета осенило: любовь! Во взгляде Андерса не было любви! А значит, это был не Андерс. В голове будто бы что-то щёлкнуло и встало на место. Раз перед ним был не Андерс, а кто-то в его облике, то и Карвер, по всей видимости, был фальшивый.
Разумеется, фальшивый. Его Карвер ни за что не стал бы говорить подобных глупостей: просить второй шанс, просить заботиться о нём...
Сознание прояснилось, головная боль практически унялась. Гаррет поднялся на ноги, взял посох и выставил его между собой и лже-Карвером:
– Кто ты?
– Что с тобой, Гаррет? Я твой брат, твой маленький Карви.
– Карвер ненавидит, когда его так называют. Ты демон, и время твоих фокусов вышло.
Гаррет сосредоточился и плеснул струёй холода. Раздался смех. Тело Карвера окутало свечение и через миг на его месте уже стоял демон Желания.
– Надо же, ты сумел меня раскусить, Гаррет Хоук. Гордишься собой, человечишка?
– Доволен, как минимум.
– Глупец! Подумай о том, что ты теряешь. Я сильный демон, я многое могу дать тебе. Ты получишь то, чего хочешь: любящего брата, возлюбленного, который не будет одержим местью. Ты можешь вернуть отца, мать, сестру. Я вижу это в твоём сердце, это то, чего ты так страстно желаешь. Ты ведь так соскучился по малышке Бетани.
Демоница ворковала, сладко улыбаясь, но морок уже прошёл.
– Всё, что я могу получить от тебя, демон, лишь иллюзии и обман! Ты не можешь дать мне ничего настоящего!
– Но ведь сейчас ты был со своим дорогим братцем, и он обнимал тебя по-настоящему! Любил тебя по-настоящему!
– Ошибаешься. Ты лишь изображала любовь. Моему брату нет нужды что-либо изображать. Он знает, что я уверен в нём. Убирайся отсюда немедленно, или я убью тебя.
Навершие посоха угрожающе заискрилось. Пейзаж вокруг вновь стал серым и туманно-переменчивым. Солнце и Разрыв пропали, и свечение посоха в липком полумраке было почти ослепительным.
Демоница закричала, зависнув в воздухе, и Гаррет возвёл вокруг себя барьер, готовясь отражать нападение.
Когда бой закончился, Гаррет едва стоял, опираясь на свой посох. Он перевёл дух и огляделся. Лже-Андерс всё ещё стоял неподалёку, глядя на него.
– Ты не Андерс, – сказал Гаррет. – Кто ты? Ещё один демон? Зачем ты помог мне?
– Потому что когда-то вы так же помогли мне.
Фигура мага подёрнулась дымкой. Силуэт изменился, скукожился, и перед Гарретом предстал юноша в мантии, с забранными назад светлыми волосами и чуть заострёнными ушами.
– Фейнриэль?
– Рад снова видеть вас, сэра Хоук.
– Как ты здесь очутился?
– Весть о том, что Защитник Киркволла сгинул в Тени, дошла и до Тевинтера. Я решил попытаться и найти вас.
– Но ты ведь не...
– Я сомниари, сэра Хоук, если вы помните. Моё физическое тело не здесь, сейчас оно спит.
– А это не опасно для тебя?
– Я уже хорошо овладел своим даром. Со мной всё будет в порядке. Но нам нельзя больше терять времени на разговоры, его слишком мало. Я пришёл помочь вам, но не могу быть здесь долго, потому что это место слишком далеко от Тевинтера. Да и ваше тело разрушается. Тень не создана для живых.
– Но каким образом ты можешь мне помочь?
– Я проложу для вас короткую дорогу к Разрыву, и через него вы выберетесь обратно в наш мир.
– Такое возможно?
– Я могу менять Тень. Это потребует усилий. Вы дважды спасли меня, сэра Хоук, и теперь я хочу вас отблагодарить.
– Спасибо, Фейнриэль.
– Не боитесь, что я демон?
– Ты открыл мне глаза, заставив усомниться в реальности происходящего. Так же, как я когда-то сделал это для тебя. Вряд ли найдётся демон, способный додуматься до такого.
Фейнриэль лишь улыбнулся в ответ.
– А сейчас, сэра Хоук, я думаю, вам лучше немного поспать. Я побуду здесь и присмотрю, чтобы духи Тени держались подальше. Предстоит долгий путь, вам понадобятся силы.
Гаррет не стал возражать, лишь опустился на возникший у его ног тюфяк и провалился в сон без сновидений.

Как-то отец после очередного занятия магией учил его ставить силки и ловушки на нагов и другую мелкую живность. Быстро освоив нехитрую науку, Гаррет отправился практиковаться в лес, позвав с собой и Карвера. Тот пару раз понаблюдал за действиями брата, и третью ловушку соорудил уже сам, светясь от гордости. Гаррет разделял его радость. Позже они даже устраивали соревнования на скорость, и Карвер чаще побеждал, ничуть не теряя в качестве.
А потом у Гаррета начались проблемы с освоением нового заклинания, и практически всё время он стал посвящать занятиям с отцом. Карвер ничего не говорил ему на этот счёт, не ругался и не жаловался. Но от скуки прибился к местной пацанской компании. Те были чуть старше Карвера и нередко развлекались за его счёт, разумеется, представляя всё в таком свете, что Карвер только рад был стараться.
Однажды Карвер на спор прибил ночью косу Бетани гвоздём к стене, за что отец впервые в жизни выпорол его хворостиной.
В другой раз мальчишки подговорили Карвера забраться на высокий уступ по осыпающейся скале, чтобы сорвать редкий цветок. Карверу нравилась соседская девочка, Беки, и предполагалось, что этот поступок покорит её сердце. До цветка Карвер так и не добрался. Едва приковылял под вечер в изодранной одежде, покрытый синяками и порезами.
– Ты совсем дурной? – прошипел Гаррет, увидев брата в таком состоянии, и быстро, пока не видит мать, утащил в сарай.
Кое-как смыв кровь, перевязав самые крупные раны и переодев в чистое, Гаррет тихонько провёл брата в дом, но тайное в тот же вечер стало явным, и Карвер неделю сидел под домашним арестом.
Спустя ещё неделю к отцу пришёл сосед и они долго разговаривали во дворе, после чего их обоих позвали пред светлы очи.
– Кто-то поставил в соседском саду силки, – чётко выговаривая каждое слово, произнёс отец. – В эти силки попала их кошка. Кошка сдохла. Беки всё утро в слезах. Хотелось бы знать, кто додумался до этой пакости.
Гаррет бросил на брата мимолётный взгляд и по его побелевшему лицу понял, что тот виноват. Карверу и без того в последнее время часто влетало от отца, отношения у них совсем испортились, и Гаррет боялся представить, что будет, если отец узнает правду. Он решительно вздёрнул подбородок и сказал:
– Это я.
Отец явно опешил. И внимательно посмотрел на сыновей.
– Уверен, что ты?
– Да, я, – твёрдо ответил Гаррет.
А когда отец с подозрением покосился на ошеломлённое лицо младшего сына, добавил:
– У Карвера бы ума не хватило поставить такой силок, чтобы убить в нём кошку. Он не умеет. Я просто хотел потренироваться. Я не знал, что так выйдет. Прости, папа.
Гаррет понимал, как, должно быть, обидно звучат для Карвера его слова, но не мог допустить, чтобы его отношения с отцом испортились ещё больше. Пусть лучше Карвер злится на него.
В тот вечер Гаррет в первый и последний раз был высечен. Но по-настоящему больно было следующие две недели: Карвер с ним не разговаривал.

Когда Гаррет проснулся, Фейнриэль дал ему указания, куда идти, и исчез. Дойдя до условленного места, Гаррет остановился и дождался нового появления Фейнриэля. Тот снова покараулил его сон, описал дорогу и исчез. Так повторялось несколько раз, пока, наконец, впереди не показалась зелёная переливающаяся дыра, сквозь которую можно было разглядать очертания его родного, реального мира. Разрыв.
Вот только вокруг толпились демоны всех сортов. По какой-то причине они не стремились выбраться наружу, но наглухо перекрывали доступ к выходу. Гаррет остановился, размышляя, как быть. Фейнриэль, как всегда бесшумно, возник рядом.
– Я создам мост для вас. Но вам нужно будет как можно скорее перебежать его. Если замешкаетесь, демоны отправятся за вами.
И тут Гаррет понял, почему демоны не выскакивали один за другим через Разрыв: тот находился высоко, парил над разномастной, беспокойно движущейся толпой, дразнил их своим близким присутствием, но не позволял до себя добраться.
Гаррет был измождён. Он не ел и не пил уже много времени, сама Тень, её воздух, казалось, выпивали из него силы. Мантия ощутимо болталась, а без посоха было тяжело даже просто стоять. Последние два переходя тяжело дались ему. Но именно теперь, когда спасение было так близко, он не мог позволить себе сдаться. Там, по ту сторону Завесы, были его близкие люди. Люди, к которым он хотел вернуться.
Ещё в самом начале Фейнриэль сказал, что мог бы разыскать во сне кого-нибудь из его друзей и сообщить, что он жив. Гаррет ответил, что, пока он не выберется, лучше пусть его считают погибшим. Слишком жестоко будет дать надежду, а затем, если ничего не получится, снова отнять её.
И вот теперь выход был прямо перед ним. Гаррет глубоко вдохнул, собирая последние силы, и кивнул своему спасителю. Фейнриэль сделал пасс руками, и прямо из земли начал расти узкий горбатый мост, нависающий над живой демонической массой, обрываясь над колышащейся зелёной бездной.
Гаррет бросил на молодого мага последний благодарный взгляд и побежал.

продолжение ->

@темы: Фан-фики, Закончено, Dragon Age

URL
   

Чердачок начинающей гении

главная