05:44 

Узы (Dragon Age)

Soy Kotya
Служенье муз не терпит суеты. А. С. Пушкин
Часть 6. Чувства брата
Капитан щурился на солнце, разглядывая парящих над головой чаек.
– Ветер попутный. Если не переменится – а он не переменится, слово капитана – после полудня уже будем причаливать.
Карвер кивнул, поблагодарил и присоединился к Натаниэлю, который сидел на под полубаком, наслаждаясь льющим с неба солнцем.
– Сегодня уже будем в Джейдере.
– Останемся там на ночь или сразу двинемся в путь?
Карвер замялся. Нат, верно расценивший его молчание, ответил за него:
– Хотя чего время терять. Поедим, разузнаем дорогу и вперёд. Вряд ли эта моровая тварь станет ждать, пока мы выспимся и отдохнём.
– Угу.
Карвер был благодарен другу за понимание и такт. Бездействие сводило с ума. В движении он находил отдохновение от гложащей пустоты в груди.
Карвер прикрыл глаза. Где-то наверху переругивались чайки и ветер лупил по парусам. Вода билась о борт, а канаты дружно поскрипывали в такт движению корабля, словно напевали заунывную дорожную песенку.

За время плавания они с братом больше не перемолвились ни словом. Впрочем, и говорить-то сейчас было не о чем. Мерное покачивание и однообразный плеск волн при полном штиле нагоняли тоску даже на полупьяных матросов, не говоря уж о непривычных к морским путешествиям ферелденских беженцах.
Оставив мать дремать в компании Авелин, Карвер выбрался на палубу и обнаружил Гаррета сидящим у переборки. Ни слова не говоря, он присел рядом и запрокинул голову, глядя в серое небо, затянутое облаками, словно одним громадным парусом. Накатила сонливость, веки налились свинцом, глаза сами собой закрылись и даже голоса матерящихся больше по привычке, чем по нужде, матросов вскоре перестали достигать его слуха.
Когда мир вокруг снова обрёл реальность запахов и звуков, Карвер осознал, что лежит на боку, голова покоится на чём-то жёстком и тёплом, а в ноздри проникает терпкий и до боли родной запах. Он лежал у брата на коленях. Гаррет одной рукой поглаживал и перебирал его волосы, а вторую устроил у него на плече. Надо было подняться, стряхнуть с себя эти руки, вести себя, как взрослый и независимый мужчина, но Карвер почему-то лежал, продолжал мерно дышать и боялся пошевелиться, спугнуть охватившее его ощущение безмятежности, которое он давным-давно позабыл. Он лежал, чувствовал на себе руки брата и ни о чём не думал. И вскоре задремал вновь.
Проснулся от того, что брат легонько тряс его за плечо:
– Карв, подъём.
Вокруг царило необычное оживление, а над головой бил колокол, созывая матросов.
– Что такое? – Карвер поднялся и потёр заспанное лицо.
– Земля. Мы приплыли.

– Земля!
Крик раздался где-то над головой, и корабль ожил, как растревоженный улей. Члены экипажа начали деловито сновать туда-сюда. До швартования времени было предостаточно, но у моряков земля на горизонте всегда вызывала безотчётное чувство нетерпения. Один капитан не двигался с места, время от времени подавая команды.
В конце концов, море осталось позади. Солнце чуть перевалило через зенит, но до заката оставалось ещё много времени. Двое Серых Стражей отыскали корчму, из которой не несло, как с помойки, и заказали себе обед.
Джейдер – портовый город, центр торговли, здесь всегда людно и оживлённо, а новости и слухи циркулируют по нему, как кровь по венам. Ещё от Варрика Карвер усвоил, что информация зачастую ценится куда выше, чем любой самый качественный товар.
Стражи ждали свой заказ и невольно прислушивались к беседам за соседними столиками. Кругом говорили о предстоящем бале в Зимнем дворце, который давала императрица Селина. Обсуждали взлетевшую стоимость модной в этом сезоне расшитой парчи, грызню за трон между Селиной и Гаспаром... и Инквизитора, который, по слухам, уже выехал со своими советниками и товарищами из Скайхолда, чтобы присутствовать на празднике.
Карвер с Натаниэлем переглянулись. Если Инквизитора не было в Скайхолде, ехать туда сейчас не имело смысла. Пообедав, они развернули на столе карту, прикинули вероятный маршрут процессии и решили отправиться в Халамширал. Если повезёт – встретятся с Инквизитором в городе после бала. Если не успеют, то столкнутся по дороге, когда Инквизитор будет возвращаться в крепость.
Не теряя зря времени, Карвер с Натаниэлем купили в дорогу немного припасов и двинулись на Запад.
Когда они проходили мимо небольшого одинокого фермерского домика в предместье, уже смеркалось. У калитки стояла женщина, вглядывалась в темнеющую ниже по склону опушку леса и кого-то звала. Затем обернулась на шаги позади и, увидев Стражей, кинулась к ним:
– Пожалуйста, помогите!
– В чём дело? – поинтересовался Натаниэль.
– Я отправила сыновей собрать хворост на опушке, но их до сих пор нет...
Из домика донёсся детский плач.
– Прошу вас. Это очень опасный лес, мы никогда туда не ходим, но я боюсь, что Шарль мог пойти туда, он очень любопытный. Я бы пошла за ними, но не могу оставить Лили без присмотра. Найдите моих мальчиков, прошу вас.
По щекам женщины лились слёзы, и она вся дрожала, очевидно, разрываемая желанием отправиться искать сыновей и необходимостью смотреть за младшим ребёнком. Карвер вздохнул и спросил:
– Как их зовут?
– Колен и Шарль. Вы найдёте их?
– Не волнуйтесь, мы найдём, – заверил Натаниэль.
Дойдя до опушки, они услышали детские голоса и побежали на них.
– Ну и что? Ну и решай за себя! А я пойду!
– Шарль! Шарль!
Светловолосый тощий мальчишка лет двенадцати бросил охапку хвороста и рванул было за братом, но его остановила жёсткая мужская рука.
– Стоять! Ты Колен?
Парень обернулся, посмотрел на двоих мужчин и кивнул.
– Там Шарль, он побежал в лес, – испуганно пробормотал он.
– Ваша мама послала нас за вами. Мы найдём твоего брата, а ты забирай свой хворост и выходи на опушку. Жди нас там, понял?
Мальчишка умоляюще вскинул руки:
– Пожалуйста, только спасите моего брата!
– Спасём. Возвращайся.
Мальчик кивнул, бросил отчаянный взгляд в сторону леса, подобрал хворост и побрёл к дому.
Карвер и Нат вгляделись в лесную чащу. Между деревьев в лучах заходящего солнца блеснула серебристая нить. Кое-где на траве виднелись пятна зеленоватой слизи. Карвер чертыхнулся:
– Гигантские пауки.
Нат согласно кивнул. Оба взяли оружие наизготовку и торопливо пошли по следу нёсшегося напролом ребёнка. Пару минут спустя они увидели мальчика с остервенением собирающим сухие ветки.
– Шарль? – позвал Карвер, опуская меч.
Мальчик испуганно обернулся и тут же зло насупился:
– А вы ещё кто?
– Мы Серые Стражи. Твоя мама беспокоится за вас с братом. Она просила вас найти.
– Откуда мне знать, что вы не врёте?
Карвер растерялся, но Нат спас положение:
– Твою маленькую сестру зовут Лили, так?
Мальчик удивлённо моргнул и немного расслабился.
– Допустим, – он напустил на себя важный вид. – Но я отсюда уйду не раньше, чем наберу хвороста. Больше, чем Колен!
– Парень, здесь очень опасно. Маленьким мальчикам здесь не место.
– Я не маленький! – тут же ощетинился Шарль, злобно сверкая глазами.
Карвер смотрел на мальчонку: щуплый, чумазый, младше брата года на три-четыре, с боевым характером. Шарль неуловимо напоминал Карверу себя самого. Он рукой преградил путь Нату, уже собравшемуся просто схватить пацана в охапку и доставить домой:
– Дай я.
Затем убрал меч за спину, сделал осторожный шаг вперёд и присел на корточки.
– Знаешь, мы забыли представиться. Меня зовут Карвер Хоук. Я Серый Страж и сейчас иду к Инквизитору, чтобы бороться с Корифеем. Слышал про такого?
Мальчик неуверенно кивнул.
– А ты?
– Я... Шарль Мезье.
– Отлично, Шарль. Когда мужчины знакомятся, они должны пожать друг другу руки, – Карвер протянул мальчику руку.
Тот опасливо приблизился и вложил свою ладошку в руку мужчины.
– Ты очень смелый мальчик, Шарль. В одиночку пошёл в этот жуткий лес, чтобы принести матери побольше хвороста. Ты очень заботишься о семье, я прав?
Сбитый с толку, мальчик согласно кивнул.
– Но здесь действительно очень опасно и уже почти ночь. Твоя мама и твой брат волнуются за тебя.
– Они просто думают, что я маленький и ничего не могу! Колен всё время мне всё запрещает! Я принесу хворост из леса и докажу, что уже большой! И что со мной не надо нянчиться!
Карверу на мгновение сдавило спазмом горло. Справившись с собой, он сказал:
– Знаешь, у меня тоже был старший брат. И тоже всё время со мной нянчился.
– Почему был?
– Он погиб. Он защищал меня и других людей и погиб. Больше у меня нет брата, и никто не говорит мне, куда нельзя ходить. Теперь я всё решаю сам. И ты решай, – Карвер выпрямился и снова протянул руку, – пойдёшь домой или останешься собирать хворост.
Шарль молча шагнул вперёд и взял мужчину за руку.
Неподалёку, за деревьями, раздалось характерное стрекотание. Из темноты чащи показались пауки. Карвер подхватил мальчишку, впихнул его напарнику в руки и достал меч:
– Иди, я прикрою.
Нат прижал крепче дрожащего ребёнка и побежал обратно к опушке. Карвер не шевелился, внимательно следя, чтобы ни одна тварь не бросилась за ним в погоню. Пауки медленно надвигались. Один прыгнул вперёд. Карвер резко присел и пропорол ему мечом брюхо. Затем увернулся от второго, мощным ударом отсёк сразу три ноги и всадил меч в зазор между туловом и головой, разрубая тварь почти пополам. Третий паук замер, не торопясь нападать. Карвер отступил назад, но запнулся о корень и повалился на спину. Паук тут же напрыгнул, и Карверу понадобилась вся его ловкость, чтобы извернуться и уйти от острых, сочащихся ядом хелицеров, проскользнув под ними вниз. Он сгруппировался, подтянул ноги к груди и резко выпрямил их вверх, опрокидывая паука на спину. И, не давая ему времени перевернуться обратно, схватил меч, вскочил и со всей силы всадил железо прямо в голову, проламывая хитиновый панцирь. Дожидаться прибытия новых гостей Карвер не стал и бегом направился к выходу из леса.
На опушке обнимались братья. Шарль дрожал и повторял, что никогда больше не пойдёт в лес, а Колен, не скрываясь, плакал от облегчения.
Обрадованная мать уговорила спасителей остаться на ночь.
После ужина Карвер вышел на крыльцо подышать воздухом и обнаружил сидящего на ступеньках Колена. Мальчик выглядел подавленным и чуть не плакал.
– Что такое, парень? Твой брат дома, всё в порядке.
– Да, благодаря вам.
– Так в чём проблема?
– Это я во всём виноват. Из-за меня Шарль убежал в лес. Из-за меня он чуть не погиб. Он меня ненавидит. Я никудышный брат.
Карвер вздохнул, присел перед мальчиком на корточки и взял за плечи:
– Это не так. Ты хороший, заботливый старший брат, и Шарль любит тебя. Он просто хочет быть сильным и защищать семью вместе с тобой.
– Откуда вы знаете?
Карвер улыбнулся грустно и сказал:
– Потому что я такой же, как он.

С тех пор, как у Гаррета обнаружились способности к магии, нерушимый братский тандем заметно пошатнулся. Гаррет много времени стал проводить с отцом, учась контролировать свои силы. С детьми неоднократно проводились разъяснительные беседы о магах, храмовниках и о том, как важно, чтобы о магии в их семье никто не узнал.
Поначалу Карвер пришёл в восторг, гордясь, что его старший брат ещё и маг. Но это длилось недолго. Они снова переехали, поселились в совсем глухой деревушке, да ещё на самом её отшибе. Детей его возраста там не было, а старшие не хотели брать его к себе в компанию. И пока Гаррет занимался с отцом, Карвер стал больше времени проводить с сестрой. Правда, Бетани не любила ни рыбалку, ни лазать по деревьям, ни собирать жуков, но всё же они с сестрой находили какие-то общие игры.
Карвер не обижался на брата, тем более, что всё своё свободное время Гаррет проводил с ним. А вот у отца времени на младшего сына почти не находилось. Карвер злился на себя, давил в себе обиду, но с каждым днём ему всё сильнее казалось, что на старшего сына отец смотрит с большей гордостью, с большей любовью.
Гаррет был старше, он больше знал, больше умел. У него лучше получалось мастерить удочки и насаживать хлебный мякиш на рыболовный крючок. Он дальше швырял камни и мог унести сразу два полных ведра с водой.
Карвер, до этого всегда восхищавшийся силой и ловкостью брата, незаметно для себя начал злиться всякий раз, когда Гаррет оказывался в чём-то лучше его.
Как-то Карвер позвал брата в лес за грибами, когда тот закончил заниматься с отцом, но Гаррет отказался, сказав, что должен ещё выполнить задание. Карвер разозлился, заявил, что сам наберёт грибов, и умчался, забыв даже прихватить корзину и нож. Он до позднего вечера бродил по лесу, дойдя до той части, у подножия горы, куда они с братом ещё ни разу не заходили. Поднялся ветер, небо совсем потемнело, и черноту над головой неожиданно разорвала молния. Испугавшись, Карвер потерял ориентацию и беспомощно заозирался: он не мог понять, с какой стороны он пришёл. Послышалось, что его кто-то звал. Карвер прислушался, узнал голос брата и закричал как можно громче:
– Гаррет! Гаррет, я здесь!
Когда брат показался среди деревьев, Карвер бросился к нему, дрожа всем телом. Раздался гром и тучи обрушились на них стеной дождя.
– Скорей! – Гаррет схватил его за руку и потащил за собой.
Они добежали до пещеры, зиявшей чёрным провалом в неверном свете молний. Перепуганный Карвер жался к брату и от малейшего шороха жмурился, цепляясь за его руку.
– А вдруг тут летучие мыши?
Гаррет отвёл его от входа, чтобы вода и ветер не доставали до них, сел на землю и усадил брата между ног, закутывая в свою куртку и крепко прижимая к себе.
– Если тут летучие мыши, я спалю их магией. Я умею. Пока я рядом, Карв, с тобой ничего не случится. Обещаю.
Карвер трясся у него в объятиях, вздрагивал от раскатов грома, жмурился при блеске молний, тревожно вслушивался в темноту, стараясь различить писк или шорох крыльев. Мир вокруг представлялся страшным, чёрным, полным опасностей. Но тёплые, крепкие руки брата, его уверенный голос и родной запах успокаивали, убаюкивали, и в конце концов Карвер, притиснутый к груди брата, вжимаясь в неё спиной, провалился в сон.
Проснулся он в том же положении, что уснул. Гаррет мерно дышал над ухом, продолжая обнимать. Пещеру, оказавшуюся маленьким полукруглым гротом, заливал солнечный свет. Пещера как пещера, ничего примечательного. Даже летучих мышей не было. Карвер подумал о том, какими, должно быть, глупыми виделись Гаррету его ночные страхи, как сам он, Карвер, казался смешон, и от этих мыслей в нём поднялась волна стыда и гнева. Никогда он больше не будет скулить и плакать, как какой-то трус, из-за дурацкой грозы! Никогда больше не покажет брату, что боится!
Карвер решительно выбрался из объятий и растолкал брата:
– Гаррет, вставай. Нам надо домой.

Карвер и Натаниэль ночевали в сарае. Поднялись ещё в сумерках и двинулись в путь, перекусив сыром и молоком, которые оставила для них хозяйка.
Шли молча, изредка перебрасываясь парой слов или бурдюком с водой. Ближе к полудню они миновали какую-то деревушку, на окраине которой детвора играла в мяч. Нат посмотрел на них и перевёл взгляд на друга.
– Кстати, ты, оказывается, неплохо ладишь с детьми. Есть опыт?
Карвер покачал головой.
– Совсем нет. Но я тоже был младшим братом. Этот опыт у меня есть.
Нат виновато посмотрел, сообразив, что своим вопросом напомнил о том, о чём не следовало, но Карвер ободряюще ему улыбнулся и хлопнул по плечу.
Привычные к долгим переходам, до вечера привалов по пути практически не делали.
На следующий день солнце словно разъярилось, обливая путников жаром. Внезапно Натаниэль остановился, сощурился, прикрывая глаза от солнца рукой и вгляделся:
– Кажется, там Разрыв.
Они приблизились. Солнце безжалостно слепило, но оба Стража вдруг замерли, напряжённо всматриваясь во что-то.
– Мне показалось, или...
– Что-то выпало из Разрыва.
На земле под светящейся зелёной кляксой темнел непонятный силуэт, вокруг которого с противным визгом носился какой-то демон в чёрном рваном балахоне. Карвер и Натаниэль бросились вперёд.

продолжение ->

@темы: Фан-фики, Закончено, Dragon Age

URL
   

Чердачок начинающей гении

главная