21:19 

Узы (Dragon Age)

Soy Kotya
Служенье муз не терпит суеты. А. С. Пушкин
Часть 3. Собственный выбор
- Я отправляюсь в Скайхолд.
Натаниэль едва не поперхнулся и выдавил:
- Мстить?
- Мстить? - переспросил Карвер недоумённо, и было видно, что эта мысль ему в голову не приходила. - В каком-то смысле, пожалуй... Хочу помочь разделаться с этой тварью, Корифеем. Брат считал это своим долгом, говорил, что должен закончить начатое. Раз он так хотел покончить с Корифеем, что пожертвовал ради этого жизнью, то я просто обязан сделать это вместо него.
Карвер говорил спокойно, убеждённо, так, будто обдумывал это давно, хотя о судьбе брата узнал только накануне. Он выглядел уверенным - таким он был только перед очередной схваткой, когда от веры в себя и своё оружие зависит жизнь.

- А Андерс не соврал. Парнишка - действительно ценное приобретение, - довольно хмыкнул себе в усы Страуд, когда их небольшой отряд разбил группу порождений.
Натаниэль смотрел, как деловито и сосредоточенно юноша стирает какой-то тряпкой кровь со своего двуручника, и пожал плечами:
- Ещё бы ныл поменьше.
- Что взять с мальчишки, - отмахнулся командир. - Попривыкнет, пообтесается. Не своими ножками он к нам пришёл, вот и нет энтузиазма.
Натаниэль кивнул, признавая его правоту. И он поначалу не был в восторге от своей новой жизни. Но выбор свой сделал сам и потому жаловаться было глупо и стыдно.
По просьбе Страуда он приглядывал за парнем, замечал, как тот бесится на любое проявление власти. Субординацию соблюдал неукоснительно, но малейшую попытку указывать ему, что и как делать, воспринимал в штыки. Стремился всё делать самостоятельно, хотя это не мешало ему регулярно скулить, как отвратительна еда, вода и жизнь в целом. Однако при всей своей тяге к независимости, все мало-мальски важные решения вызывали у него затруднения. Когда его впервые отправили на разведку в один из боковых проходов, чтобы узнать, возможно ли там стать лагерем, парень пропадал больше часа, и отряд уже готовился отправляться на поиски его хладного трупа. Когда он всё же вернулся, то долго и нудно описывал обнаруженный им зал. В какой-то момент у Страуда лопнуло терпение, и он просто рявкнул:
- Так можно там встать или нет?!
Как-то, выпив, обычно молчаливый Карвер разговорился, и из его скупых, путаных рассказов, перемешанных с жалобами, Натаниэль выяснил, что у него есть старший брат, которому пришлось взвалить на себя бремя главы семьи, когда умер их отец, и к этой задаче он подошёл со всей ответственностью. Тогда стали понятны и трудности Карвера в принятии решений, ведь всё решали за него, и, одновременно, тяга к самостоятельности. И некоторые другие вещи.
- Перед кем он всё время выпендривается, - рычал Хоу, метким выстрелом снимая одного из гарлоков, чудом не прострелив Карверу плечо, пока тот плясал с мечом в самой гуще сражения.
Командир прикрывал лучника, а молодняк с мечами наперевес сражался на передовой. И Карвер первее всех.
Он всегда бросался на врагов, казалось, даже не задумываясь о защите. Правда, и выходил из драк, как правило, без сколько-нибудь серьёзных повреждений. Натаниэль искренне верил, что идиоту просто сказочно везёт. Лишь со временем сумел по достоинству оценить и мощь замахов, относивших врагов на несколько метров назад, и ловкость, с которой парень уворачивался от ударов, не позволяя наносить себе раны тяжелее царапин. Карвер был хоть и очень молодым, но сильным, умелым воином, подобных которому Натаниэль встречал нечасто.
Проблема была в том, что Карвер верил лишь в свой меч, страдая от неуверенности во всём остальном. А потому его желание проявить себя однажды чуть не стоило ему жизни.
Их отряд недальновидно сунулся в один неразведанный тейг. В этой части Троп обычно было тихо, и Стражи продвигались быстро, из-за чего на них практически вывалилась засевшая в тейге целая армия порождений. Страуд дал приказ к отступлению и выбирал, кто будет отступление прикрывать. Карвер бросился, не дожидаясь приказа, крикнув "Уходите!"
Страуд выругался, но возвращать парня было поздно и он махнул остальным. Натаниэль с командиром замыкали отряд. Натаниэль продолжал отстреливаться, добивая тех, кто ухитрялся прорваться через яростный смерч карверова меча. Ветка туннеля уже почти закончилась, гном Дрох из их отряда успел заложить взрывчатый порошок, чтобы перекрыть проход и похоронить тварей под обвалом. Натаниэль натянул тетиву, прицеливаясь в голову особенно юркому гарлоку, как заметил краем глаза изогнутый клинок, летящий Карверу прямо в открытую грудь. Не успев даже осознать до конца, он сместил лук, и стрела сбила костлявую гарлочью руку, не дав острию сабли вонзиться в сердце. Впрочем, рана всё же была серьёзной. Выскакивая из туннеля в широкий коридор, Натаниэль заорал:
- Всё, вали оттуда!
Карвер напоследок махнул мечом по широкой дуге, отбрасывая противников, развернулся и побежал к выходу. Как только он оказался в коридоре, Натаниэль бросился на него, сваливая вбок и на землю. И в этот момент раздался взрыв.
Целительница, эльфийка по имени Тенриль, сумела залечить рану почти полностью, хотя на коже и остался уродливый шрам. А после Страуд долго выговаривал юнцу за горячую голову и безрассудность. Но в этот раз Карвер упорно стоял на своём, на все упрёки повторяя лишь одно:
- Я знал, что делаю.
Страуд красноречиво смотрел на прореху в кольчуге, но даже это парня не смутило.
- Хорошо тебя пропесочили, - хмыкнул Натаниэль, когда Карвер присоединился к ним у костра.
Тот пожал плечами и бросил:
- Я просто сделал то, что считал нужным.
- Если ты считаешь нужным очертя голову бросаться грудью на мечи этих тварей, парень, то смени приоритеты. Живой ты стоишь куда больше, - хмыкнул Натаниэль, хлопнув его по спине.
Карвер ответил странным взглядом, значение которого Натаниэль понял много позже.
После этого случая новоиспечённый Страж не перестал встревать в самую гущу боя, но, по крайней мере, никуда больше не совался без приказа.
Пару месяцев спустя, когда они планировали заманить отряд порождений в ловушку, командир поручил юному Хоуку сыграть роль наживки и выманить тварей в условленное место. Дав последние указания, Страуд пожал парню плечо и бросил напоследок:
- Давай. Мы полагаемся на тебя, приятель.
Тот замер, затем решительно кивнул и улыбнулся.
Натаниэль впервые видел у него эту улыбку, словно бы до этого парень был сломан, а теперь что-то внутри него наладилось.
Безрассудно в пекло Карвер больше не совался.

- То есть ты не намереваешься сносить Инквизитору голову или что-нибудь в таком духе? - уточнил Натаниэль на всякий случай.
Непонимающий взгляд Карвера был красноречивее всяких слов.
- С чего бы вдруг?
- За то, что он оставил твоего брата там, одного, на смерть.
Карвер долго молчал, тяжёлым взглядом уставившись прямо перед собой, и медленно покачал головой.
- Насколько я знаю брата... Он наверняка вызвался сделать это сам. Эта его грёбанная ответственность, - последние слова он горько выплюнул и залпом осушил стоящую перед ним кружку.
- Так, значит, собираешься помогать Инквизиции взамен брата. Донашивать за ним его долги? Не ты ли жаловался, что тебе надоело быть вторым?
В этот момент с порога таверны раздался зычный голос капитана городской стражи:
- Хоук!
Карвер крепко зажмурился и сжал кружку в руке так, что она вот-вот грозила лопнуть. Выдохнув, он поднял на друга потемневшие глаза и выдавил:
- Да. Вот только я теперь не второй Хоук, Нат. Я - единственный.
Авелин подошла к их столику и опустила тяжёлую руку в латной перчатке Карверу на плечо.
- Вот ты где. Я тебя обыскалась. Соболезную, Карвер. Мне... правда очень жаль твоего брата.
- Спасибо, Авелин, - парень нашёл в себе силы улыбнуться, слабо и неубедительно. - Закономерный исход для человека, которому до всего есть дело, не так ли? - при этих словах Карвер усмехнулся, и так вышло куда искреннее.
- Пожалуй, - со вздохом согласилась женщина, вспоминая одну прогулку по Рваному берегу и гарретово участие в ней.
- Авелин, можешь сделать мне одолжение? - спросил Карвер.
- Всё, что смогу, - кивнула стражница.
- Отправь Варрику весточку. Передай ему, что я направляюсь в Скайхолд.
- Карвер, твой брат велел...
- Мой брат велел не соваться на Тропы и самоубиваться об порождений тьмы. Теперь Зова нет, спасибо Гаррету. Но больше он влияния на мою жизнь не имеет, Авелин. Я один принимаю решения. И я иду в Инквизицию.
Авелин выдержала долгую паузу, но, наконец, сдалась.
- Я поняла. Как скажешь. Береги себя, Хоук.
- Да, - горько отозвался Карвер.
В особняк они возвращались молча. Внезапно Карвер остановился и проговорил, отчаянно и зло:
- Андрасте свидетель, не такой ценой я хотел быть просто Хоуком, а не младшим. Не такой.
Не выдержав, он с силой впечатал кулак в ближайшую стену.
Натаниэль опустил руку ему на плечо и молча увлёк дальше в сторону особняка.

- Хоук! Эй, Хоук, мать твою! - Дрох позвал новобранца, но тот и ухом не вёл.
Тенриль дотронулась рукой до плеча гнома и крикнула:
- Карвер!
- Да? - тот обернулся и посмотрел на своих новых товарищей.
- Издеваешься ты, что ли? - пробурчал гном.
Карвер непонимающе посмотрел на него. Дрох махнул рукой и сунул парню в руки бурдюк с водой.
- Пей. Привал нескоро.

продолжение ->

@темы: Фан-фики, Закончено, Dragon Age

URL
   

Чердачок начинающей гении

главная