Soy Kotya
Служенье муз не терпит суеты. А. С. Пушкин
Часть 2. Двигаться дальше
Той ночью Карвер впервые перешагнул порог родового особняка Амеллов. Правда, осматриваться у него сил не было. Да и что разглядишь впотьмах.
Гаррет сказал Андерсу идти в спальню и повернулся к брату.
- Идём, я покажу, где твоя комната.
Эти слова немало изумили Карвера, задушив на корню зародившуюся ревность: посторонний человек в этом доме ориентировался лучше, чем он, один из законных наследников.
И вот выясняется, что у него здесь даже собственная комната имеется.
Роскошный ковёр, большая кровать, застеленная дорогим шёлковым покрывалом с вышитым фамильным гербом, резной шкаф, большой письменный стол. Всё обставлено, прибрано и словно ждёт возвращения хозяина. Даже халат в шкафу обнаружился.
Карвер посмотрел на брата, не находя слов. Гаррет, внимательно следивший за его реакцией, улыбнулся и оставил его одного, бросив напоследок:
- Располагайся.
В смежной комнатке нашлись даже умывальный таз с водой, мыло, ковш и полотенце. Чем Карвер не преминул воспользоваться. Вода была обычной, комнатной, температуры, но Хоуки избалованностью не отличались. Наличие мыла уже почиталось за роскошь.
Смыв грязь, Карвер закутался в халат и лёг в постель. Несмотря на усталость, сон не шёл. Мысли свободно скользили от одного к другому, ни на чём не задерживаясь.
Дверь в комнату, после тихого стука, неожиданно приоткрылась, и на пороге вновь показался старший брат.
- Не спишь?
- Нет.
Гаррет прикрыл за собой дверь, подошёл и присел на край кровати. Они долго, молча изучали друг друга взглядом. Обоим было, что сказать, но ни один не торопился начать разговор. Хоук-старший явно подбирал слова, чтобы взрывной младший не обратил разговор в очередную ссору. Впрочем, ссориться Карверу сейчас хотелось меньше всего.
Взгляд Гаррета зацепился за приоткрытый халатом незнакомый рубец на груди - прямо напротив сердца. Он машинально дотронулся до шрама пальцами, и глаза у него потемнели.
- Ерунда. Просто царапина. Оно только выглядит страшно.
Гаррет на это не ответил, лишь убрал руку.
- Ты жалеешь? - спросил он.
- О чём жалею?
- Что стал Серым Стражем. Против своей воли.
- А ты жалеешь, что отдал меня им?
Гаррет покачал головой.
- Я снова поступил бы так же. Но, возможно, мне не стоило брать тебя на Тропы.
- Я сам хотел пойти. Это было моё решение.
- Нет, решение было моё. Я просто пошёл у тебя на поводу.
Разговор принимал опасное направление, и оба это чувствовали. Карвер помолчал, прежде чем ответить.
- Я не жалею о том, что стал Серым Стражем, брат. Пусть это не был мой собственный выбор. Но зато теперь я занимаюсь чем-то действительно важным.
Эти слова явно принесли Гаррету облегчение, и он улыбнулся.
- Мальчик вырос.
Раньше Карвер наверняка огрызнулся бы в ответ на подобную реплику, теперь же только фыркнул.
- Я думал, ты отошлёшь меня сегодня. Не станешь втягивать в эту дурацкую войну.
- Я так и собирался, - не стал кривить душой Гаррет.
- И почему не сделал?
Гаррет неопределённо пожал плечами.
- Разные причины. Когда ты появился, в городе всё уже было перевёрнуто к демонам, и отправлять тебя куда-либо одного само по себе было опасно. Да и, зная тебя, можно было не надеяться, что ты уйдёшь и не ввяжешься в какую-нибудь драку. А так ты хотя бы был у меня на виду, и у меня была возможность тебя прикрыть, если что.
- Как я и думал. Ни капли веры в меня.
- Ты не прав, Карвер. Если бы я в тебя действительно не верил, на пушечный выстрел бы не подпустил ни к Казематам, ни к городу вообще.
- Всю жизнь со мной нянчиться будешь?
- Не нянчиться, братик. Беречь. Ты моя единственная семья.
- Неправда. Есть ещё дядя. И ты писал про кузину...
- Карвер, ты же понимаешь, что это совсем не то.
Карвер вздохнул. Он понимал, просто спорить с братом было, видимо, слишком глубоко укоренившейся привычкой.
- Меня вовсе не нужно беречь, Гаррет. Я прекрасно могу о себе позаботиться.
- Ты сам себе противоречишь, Карв, - старший брат улыбнулся и взъерошил младшему волосы.
- В чём это? - дёрнул головой тот, уходя от ласки.
- Ты сам ведь пришёл ко мне на помощь. Разве не потому, что мы братья? Не потому, что хотел уберечь меня?
На это возразить Карверу было нечего. Он ведь действительно пришёл потому, что боялся за брата. Гаррет продолжил.
- И я всегда буду тебя беречь. Не могу потерять ещё и тебя.
- Я Серый Страж, Гаррет. Вся моя жизнь - сплошная опасность. Ты не спасёшь меня от всего.
- Ты прав. Но я спасу тебя от всего, от чего только смогу. Даже если ты будешь против. Даже если придётся делать это силой. Даже если... ты возненавидишь меня после этого.
Карвер не знал, больнее ему от этих слов или теплее. Гаррет был его семьёй, его близким, дорогим человеком. Но он так стремился стать сильнее и независимее не для того, чтобы вновь и вновь оказываться под защитой старшего брата. Карвер отчаянно желал встать с братом вровень. Быть - хоть иногда - тем, кто защищает. И после всего, через что он прошёл, неужели он по-прежнему так же жалок и не может показать брату, что и сам способен подставить ему надёжное плечо?
- Ты всегда так.
- Да, - не стал отрицать Гаррет, чем снова заставил Карвера фыркнуть.
Они замолчали.
- Этот маг...
- Ты про Андерса?
- Да. Почему ты... Он ведь... - Карвер никак не мог подобрать слов, чтобы выразить весь ужас, сотворённый этим человеком. - Он же предал тебя. Подставил тебя. Втравил в своё безумство. Ему нет оправданий, Гаррет. Как ты можешь так с ним обращаться после всего?
Карвером руководило не стремление к справедливости и правосудию, а обычное беспокойство, сквозившее и в тоне, и в выражении лица. Гаррет это видел и не мог сердиться.
- Тому, что он сделал, действительно нет оправданий. Я его и не оправдываю. Его поступок ужасен. И последствия для всех нас будут очень неприятными. Но я не уверен, что это можно назвать предательством - раз. И, хотя я против его методов, но я очень хорошо понимаю его цели. И разделяю их.
- Гаррет, ты рехнулся? - опешил Карвер, глядя на брата как на умалишённого. - Как это - не предательство? Как это - разделяешь его цели? Хочешь изничтожить храмовников и устроить всемирный Тевинтер?
Гаррет рассмеялся и покачал головой. Вновь посерьёзнел.
- Во-первых, Карвер, Андерс совершенно не умеет врать. Конечно, я не подозревал, что он задумывает подорвать церковь, но то, что он планировал нечто, сулящее крупные неприятности, я догадывался. Но не стал ничего предпринимать. Ни чтобы выяснить, в чём дело, ни чтобы это предотвратить. Так что едва ли это тянет на предательство. Во-вторых... Я, пожалуй, действительно верю в то, что он делает. Чего хочет добиться.
- Угу. Свобода всем магам, долой Круги и храмовников, - буркнул Карвер и поёжился под долгим, пристальным взглядом брата.
- Дело не в этом. Существующий порядок действительно сильно несправедлив по отношению к магам. Не то чтобы я верил в достижимость совершенства, и что люди всерьёз могут построить идеальное общество, где никто не будет угнетён. Но ты знаешь, что я всегда верил в возможность делать лучше. Церковь, храмовники и Круги важны. Вот только в своём нынешнем виде они малоэффективны и приносят вреда едва ли не больше, чем пользы. То, что сделал Андерс, жестоко и ужасно. Но, может быть, он в чём-то прав. И то, что случилось сегодня, послужит толчком к тому, что мир, наконец, изменится, сдвинется с мёртвой точки. Преобразится и станет лучше. И тогда...
На губах Гаррета заиграла тёплая и печальная улыбка.
- Что тогда?
- Тогда в один прекрасный день, когда наши с тобой кости уже обратятся в прах, какой-нибудь маг и знатная женщина полюбят друг друга, поженятся, и у них родятся дети. Может быть, это будут два мальчика и девочка. У старшего сына и у дочери будет магический дар, и отец-маг будет обучать их искусству магии. Но это не будет мешать другому сыну заниматься тем, что ему нравится, заводить друзей и жить обычной жизнью. Как у всех, - Гаррет на мгновение смолк от перехватившего горло спазма. - Ему не придётся всё время жертвовать своими интересами и переезжать с семьёй с места на место, потому что им нечего будет бояться. Ему не придётся жить в страхе из-за вещей, в которых он не виноват. Ему не нужно будет учиться лгать и изворачиваться, чтобы случайно не открыть посторонним страшную тайну о своей семье.
Глаза у Карвера предательски защипало, и он отвернулся, но не удержался и шмыгнул носом.
Он понял, что хотел сказать ему брат. И ещё кое-что понял.
- Я никогда не считал, что жертвую чем-то. Во всяком случае, не больше, чем мы все.
- Ты - нет, Карвер. Я так считал. Ты расплачивался за наше проклятие, хотя ни в чём не был виноват. Если бы не наша с Бетани магия, тебе жилось бы гораздо лучше.
- Никогда не думал об этом так. Ваша магия - это часть вас, я не воспринимаю её как нечто отдельное. Уж о чём, а об этом я, кажется, никогда не переживал. Скорее, наоборот.
- Наоборот?
- Да. Что я сам не родился магом. Тогда бы отец...
- Отец очень гордился тобой, Карвер, ты ведь знаешь.
- Да. Гордился. Но он всё равно сожалел. Что я не маг.
- Ошибаешься. Об этом папа точно никогда не жалел. Скорее, радовался, что хотя бы ты, если что, не окажешься заперт в Круге. Он сожалел о другом, Карвер. Что слишком мало может дать тебе как отец. Вот это всегда его съедало.
Карвер смотрел на брата неверящими глазами, и целый мир в его голове сейчас переворачивался с ног на голову. Он замечал, как иногда отец смотрел на него, когда считал, что Карвер не видит. Когда Карвер брал какую-нибудь длинную палку и пытался повторить приёмы, которые успевал подглядеть у разбивавших неподалёку лагерь наёмников, отец смотрел на него, печально хмурился и уходил, не окликнув, не сказав ни слова.
Так дело было не в том, что сын учился владеть мечом вместо магии, а в том, что сам он ему в этом ничем не мог помочь?
- Дошло наконец? - Гаррет улыбнулся ему, и эта ласковая улыбка противоречила насмешливому тону вопроса.
- Ты это выдумал, - не смог не возразить Карвер, просто чтобы убедиться, получить ещё одно подтверждение.
- Отец сам однажды сказал мне это.
Карвер не нашёл, что на это ответить, и вернулся к прежней теме.
- И всё равно. После того, что сегодня случилось, ты просто оставишь всё, как было? С этим своим... Андерсом?
Улыбка сползла с лица Гаррета.
- "Как было" вряд ли уже что-то будет, Карв. Но я от него не откажусь. Просто не могу.
- Ясно, - вздохнул Карвер, хмыкнул и добавил: - Тогда постарайся сделать так, чтобы он больше ничего не взорвал.
- Договорились, - усмехнулся старший Хоук, снова потрепал младшего брата по волосам и поднялся. - Я рад, что мы поговорили, Карвер. И рад, что ты здесь. Мне... хотелось бы, чтобы ты считал это место своим домом. Нашим домом - твоим и моим.
Карвер посмотрел брату в глаза и кивнул.
- Доброй ночи, Карв.
- Доброй ночи, брат.

За прошедшие годы Карвер наведывался в особняк нечасто, но всё равно чувствовал, что возвращается домой. Сейчас, поднимаясь по лестнице, он вспоминал ту ночь, когда Гаррет впервые провёл его по этим ступеням и отворил дверь спальни, которая всегда его дожидалась. Карвер глянул на соседнюю дверь - в спальню брата - и почувствовал, как сжимается горло. Он был бы даже рад разрыдаться. Но плакал он только на похоронах отца. Горе от гибели сестры, матери и брата так и не пролилось ни единой слезой. Карвер не понимал, что с ним не так.
В ту ночь они умудрились поговорить и ни разу не поругаться. Кажется, ни до, ни после у них не было таких мирных, душевных бесед. Карвер сожалел, что их не было больше. С другой стороны, он всегда - на самом деле всегда - знал, что брат думал и чувствовал. И был уверен, Гаррет тоже прекрасно всё видел, несмотря на его, Карвера, вечное нытьё, ругань и ехидство. Потому и умудрялся столько сдерживаться, слушая злобные выпады младшего брата.
Карвер тряхнул головой и вздохнул. У них не всегда были такие отношения. Он помнил то время, когда Гаррет был его кумиром, лучшим другом и поверенным. Скорее всего, именно из-за того, как сильно Карвер когда-то восхищался братом, он стал с таким рвением соперничать с ним впоследствии.
От размышлений его оторвал звук тяжёлых, быстрых шагов. Карвер вышел из комнаты и увидел торопящегося и явно взволнованного Натаниэля. Заметив его, Нат замедлил шаги и будто бы даже выдохнул с облегчением.
- Куда ты пропал с самого утра? - поинтересовался друг, пристально вглядываясь в лицо Карвера.
Тот пожал плечами.
- Прошёлся. Побывал в лечебнице.
- У Андерса?
Карвер кивнул.
- Он?..
- Подавлен, - ответил младший Хоук, осознавая, что это слово скорее подходит ему.
Андерс же был уничтожен.
- Я принёс ему котёнка. Болтался по Клоаке. Рыжий такой. Писклявый. Андерс же любит котят. Назвал Гарри... Я назвал, не Андерс. Я сказал - позаботься, а он - хорошо.
Нат слушал околесицу, которую он нёс, и не перебивал. Давал время прийти в себя и был рядом.
Карвер мало интересовался прошлым Натаниэля, да и тот не любил о нём распространяться, но знал наверняка, что чувство потери ему знакомо.
Он был благодарен другу, что тот не лез с утешениями, не пытался его растормошить или отвлечь. Молчаливая поддержка была куда действеннее любых самых правильных слов.
- Ты ел?
Карвер покачал головой и внезапно почувствовал страшный голод.
- Поедим здесь или пойдём куда-нибудь? - спросил Нат.
- Идём, - Карвер двинулся к выходу.
Ноги сами принесли его к "Висельнику", хотя он вовсе не думал идти туда. Помявшись у порога, всё же взялся за ручку и толкнул дверь.
Много было связано с этим местом, и сейчас, без Варрика, который участвовал в Инквизиции, и без Гаррета, которого Инквизитор оставил погибать в Тени, оно казалось пустым и обезлюдевшим, хотя посетителей для этого часа было порядочно.
Стройная официанточка, которой на вид едва исполнилось восемнадцать, провела двух молодых мужчин в форме Серых Стражей к свободному столику в углу и приняла заказ, улыбаясь и отчаянно стреляя глазками то в Карвера, то в Натаниэля поочерёдно. Прежде Карвер её не видел.
Корф находился, как всегда, за стойкой и даже приветственно кивнул знакомому лицу. В прежние времена Карвер иногда болтал с ним, потягивая кружечку пива и слушая мелкие сплетни. Сейчас на его месте стоял другой парень, в холщовых штанах и полотняной рубахе, с чёрными мозолистыми руками, возможно, рабочий с шахты.
Официантка принесла заказ и Карвер отвлёкся. Закончив есть, он откинулся на спинку стула и заявил:
- Я отправляюсь в Скайхолд.

продолжение ->

@темы: Фан-фики, Закончено, Dragon Age