Soy Kotya
Служенье муз не терпит суеты. А. С. Пушкин
Часть 3. Первые всполохи
– Мисаки, объясни мне, что это за ужас в твоем холодильнике? Где еда?
– Это теперь наш холодильник, Сару, если ты не забыл, – ехидно отозвался Мисаки, размышляя, стоит ли надевать бандану, или он опять испечется в ней на этой проклятой жаре.
– Он стал нашим только вчера вечером. Чем прикажешь завтракать? Чем ты вообще питаешься? Даже лапши не осталось.
– Я вообще дома не завтракаю, – Мисаки все же скомкал ткань и отправил ее в полет до угла комнаты.
– И где ты завтракаешь? – Сарухико проследил за полетом равнодушным взглядом и посмотрел на Мисаки.
– В Хомре, где же еще, – пожал тот плечами.
– Тц! Стоило догадаться, – фыркнул Сару и замер в растерянности.
– Идем. Поедим в баре.
– Не хочу. Поедим в кафе или еще где-нибудь.
– Брось, Сару. Идем в бар, – Мисаки протянул руку, воодушевленно улыбаясь.
Сарухико подумалось, что ничего в их жизни толком и не изменилось. Мисаки, со своей неуемной энергией, гнал куда-то вперед, а он послушно шел за ним, куда бы ни вела дорога.
Этим утром дорога вела в набивший оскомину бар. На диване за столиком к тому времени расположились "красные", и Мисаки собрался уже было приземлиться рядом, как заметил, что Сарухико идет прямо к стойке, и направился за ним.
- Доброе утро, Кусанаги-сан!
Бармен улыбнулся парням:
- Будете завтракать?
- Ага!
- Хорошо, я сейчас подам.
Присутствие Фушими Сарухико Кусанаги воспринял как должное, не задавая вопросов и вообще будто бы не уделяя этому факту внимания. Словно это было чем-то обыденным. Словно так и надо. Сарухико против воли испытывал к нему благодарность.
Эрик и Шохей так и буравили взглядом спину "синего", который с какой-то радости завтракал в их баре. Они никак не могли понять, почему это Ята внезапно так скорешился с парнем, которому еще недавно готов был глотку перегрызть. Камамото тоже поглядывал, но удивлялся больше не Яте, а Фушими. Эти двое сидели за стойкой, спиной к залу, но Фушими повернул голову, и Камамото почудилась обычная человеческая улыбка на его лице.

Кусанаги смотрел на Яту с Фушими, и у него создавалось впечатление, будто они здесь, но в то же время в совершенно другом каком-то месте, для остальных недоступном. Будто голографическая проекция из параллельной вселенной. Эти двое находились в своем отдельном мире. И Кусанаги им даже завидовал.
Вспомнился их собственный прежний уютный мирок на троих. Кусанаги временами ужасно тосковал по тем двоим, но возврата к прошлому для него не существовало. Он все больше убеждался, что уничтожение камня было верным решением. Слишком, непомерно высокой была цена за сомнительное удовольствием закуривать без зажигалки.
Размышляя, он иногда приходил к совершенно нелепому, парадоксальному выводу: хорошо, что Татара успел уйти раньше. Дни Микото были сочтены, они это знали. И сейчас Изумо не представлял, где бы он взял сил поддержать Татару после его смерти. На себя-то еле хватило, чтобы не расклеиться. Держался он лишь мыслью, что Микото ушел так, как хотел - сражаясь, от руки друга.
Но за ребят, которым, кажется, удавалось вновь проложить путь друг к другу, Кусанаги был искренне рад, хотя и удивился несказанно, когда они вдвоем пожаловали на завтрак. По сравнению с тем вечером, когда Ята сидел здесь же, отчаянно пытаясь разобраться в себе, сейчас он выглядел по-настоящему счастливым, этот солнечный, совершенно неугомонный ребенок. Чем-то эти двое напоминали ему ушедших Микото и Татару.
Вышла Анна, взобралась на барный стул рядом с Фушими и уставилась на него своим особым, пристальным взглядом, от которого казалось, будто она в чужой голове читает, как с экрана монитора. Фушими, почувствовав на себе взгляд, мельком глянул на Анну и снова отвернулся, глядя на Яту.
- Фушими-кун, а ты так не опоздаешь на работу? - рискнул поинтересоваться Кусанаги. Он улыбался, но предусмотрительно держал дистанцию, всем видом демонстрируя, что в кореша не набивается.
- Сегодня выходной, - снизошел до ответа Фушими, и Ята тут же выпрямился, чем-то загоревшись.
- Точно! Нужно ведь перевезти твои вещи! Займемся этим, Сарухико?
- Слишком громко, Мисаки, - поморщился Фушими, но против идеи, очевидно, не возражал.
Кусанаги с интересом посмотрел на этих двоих. Но тут в его кармане завибрировал и зазвонил телефон. Звук получился странный - словно сдвоенный. Нажимая на кнопку принятия вызова, Кусанаги увидел, что Фушими тоже подносит телефон к уху.
- Алло?
- Фушими слушает, - раздалось одновременно.
- Что? Дэва-кун, как это случилось?
- Понял. Сейчас буду.
Фушими сказал Яте несколько слов на прощание и стремительно пошел прочь, очевидно, вызванный срочно на работу.
Закончив говорить по телефону, хмурый Кусанаги оперся на стойку и произнес:
- Ята-чан, Камамото-кун. Есть работа.

Ята, брезгливо поморщившись, ткнул носком обуглившийся бачок. Тот покачнулся и отозвался облачком пепла. Запах горелого пластика перебивал все остальные, ядовитой змеей заползая в ноздри.
- И что веселого - бачки поджигать, - фыркнул Ята, глубже утопив руки в карманах и отвернулся.
Камамото, напротив, подошел ближе, присел, разглядывая закопченное пятно, и нахмурился.
- Мне это кое-что напоминает, Ята-сан.
- Напоминает? - посмотрел тот через плечо.
- Да. Смотри. Если бы кто-то бросил в бачок что-то горящее, то он изнутри бы и сгорел. А тут все выглядит так, будто загорелось все разом. Даже на стене и на земле следы.
- На что это ты намекаешь?
- Если бы сланец не был уничтожен... я бы сказал, что это сделал кто-то из наших. Ну, или просто кто-то, обладающий силой.
- Глупости, - раздраженно отмахнулся Ята. - Просто какая-нибудь шпана дебоширит. Найдем и хорошенько отлупим, чтоб не гадили больше на нашей территории.
Камамото и сам понимал, что то, что он сказал, чистой воды бред. Сверхъестественные силы ушли. Даже Стрейнов не осталось. Но и простой поджог на такое не способен.
В любом случае, сейчас от них требовалось только собрать информацию. Камамото достал мобильник и сделал несколько снимков, чтобы показать Кусанаги.
- Идем уже, что ты возишься, - раздраженно бросил Ята, от нетерпения катая ногой скейт туда-сюда.
- Идем, Ята-сан.

- И почему меня срочно вызвали из-за пожара в каком-то заброшенном сарае? Разве это не работа пожарных?
Фушими был зол и не считал нужным это скрывать. Лейтенант Авашима понимала его нежелание работать в выходной, но не он один здесь оказался лишенным законного отдыха.
- Пожарные уже поработали. Причину пожара так и не установили.
- Как это?
- Здание давно обесточено, так что короткого замыкания быть не могло. Никаких следов горючих или взрывчатых веществ не обнаружено. На обычный поджог тоже не похоже - нет очага возгорания.
- "На обычный поджог"? - переспросил Фушими, уловив нечто в голосе лейтенанта.
- Как показала экспертиза, огонь начался одновременно вот от этой области, - Авашима прошлась по небольшому обугленному помещению полукругом, показав дугу, от которой разошелся необычный огонь. - Склад был практически пуст, не считая кучи строительного мусора, пол не деревянный, так что даже гореть особенно было нечему. Ничего не напоминает, Фушими?
О, Фушими напоминало. Например, зачистку в исполнении Хомры. В голове даже на миг раздалось многоголосое "No blood! No bone! No ash!"
Вот только ни у кого в Хомре не осталось таких способностей.
Вообще ни у кого не осталось - по всем имеющимся у него данным.
- Тц!
День определенно становился все паршивее.
- Эй, вы там, сколько можно копаться? - прикрикнул Фушими на подчиненных и, вопреки собственным словам, начал медленно обходить помещение, внимательно разглядывая пол, стены и потолок в поисках хоть каких-то зацепок. Результаты оказались неутешительны: все указывало на то, на что указывать никак не могло.
Тут до его слуха донеслись обрывки разговора, в которых он отчетливо услышал "эти красные" и "их ненормальный", что взбесило окончательно. Он насквозь прожег сплетников взглядом, развернулся и двинулся прочь, бросив через плечо:
- К полудню чтобы все отчеты по этому случаю были у меня.
Авашима проводила Фушими неодобрительным взглядом, но лишь подтвердила приказ, взмахом руки велев продолжать работу. Ей самой все это чертовски не нравилось.

- Как дела, Сэри-чан?
Льющийся из трубки жизнерадостный голос против воли заставил девушку немного расслабить плечи, затекшие от напряженной работы.
- Ты что-то хотел?
- Как это, Сэри-чан? Разве это не тебе я обещал быть сегодня верным рыцарем-носильщиком в тяжелейшей миссии разгульного шоппинга?
- А вариантов много? - не без ехидства уточнила Авашима.
- Два. Либо тебе, либо нет.
Авашима фыркнула, но согнать с лица улыбку не сумела.
- В таком случае твой вариант - второй.
- Нечестно, Сэри-чан! Я даже бар на сегодня уже закрыл! И все ради твоих новых капроновых чулочек в сеточку!
- Что, прости?! - опешила Авашима, отчаянно пытаясь вспомнить, когда это она так напивалась, чтобы что-то ляпнуть про чулочки. На сопровождение этого невыносимого бармена он соглашалась как раз в подпитии, но не настолько же!
- Я говорю, что уже закрыл ради тебя бар, - невозмутимо повторил Кусанаги.
- Я не могу, у меня работа, - перещеголять этого парня в подколках было непросто, а сейчас у нее еще и голова от нового дела шла кругом.
- Какая трагедия, - наигранно вздохнул мужчина. - Ну, ничего не попишешь. Тогда... заходи вечером. Я придумал новый рецепт коктейля. Придешь - будешь первой, кто его отведает.
- Посмотрим.
- До вечера, Сэри-чан, - ответил мягкий голос и связь разорвалась.
Авашима с долей обреченности понимала, где проведет сегодняшний вечер.

- Капитан.
- Да-да, Фушими-кун, заходи, - Мунаката Рейши поднял голову, глядя на вошедшего, и поправил сползшие очки. - Какие новости?
- Касательно дела о поджоге ничего нового. Что послужило источником огня такой силы, установить не удалось. Наиболее вероятная версия - огнемет, хотя характер огня и анализ химического состава пепла ее тоже не подтверждают. Единственное доступное объяснение... имеет нулевую вероятность. После инцидента...
- Понимаю, - задумчиво протянул капитан, переплетя пальцы и положив на них подбородок. - Выглядит все так, будто это работа какого-нибудь Стрейна... или члена Хомры, не так ли?
Под пытливым взглядом Фушими и бровью не повел.
- Это исключено.
- Согласен. По крайней мере, насчет красного клана.
- Именно красного клана?
- Способности, полученные от Королей, Фушими-кун, целиком от них зависят. У Кушины Анны в настоящее время никакой силы нет. Стрейны же всегда несколько отличались.
- Все известные Стрейны лишились своих способностей наравне с Королями, - возразил Фушими. - Нет оснований полагать, что кто-то избежал этой участи.
- Трудно не согласиться. Но, однако, пока это единственное возможное объяснение случившемуся?
- Я продолжу собирать данные, - вместо ответа произнес Фушими и смолк.
- Что-то еще, Фушими-кун?
Фушими немного помялся, но все же сказал:
- Капитан, я хотел сообщить, что в ближайшее время освобожу комнату общежития Скипетра-4.
- Вот как? С ним какие-то проблемы? Ты мог бы сменить комнату.
- Нет необходимости. Просто обстоятельства... изменились. Я в ней более не нуждаюсь.
Капитан несколько минут вглядывался в подчиненного с раздражающе понимающей улыбкой и, наконец, кивнул.
- Хорошо, Фушими-кун. Я понял. Если у тебя все, то на сегодня можешь быть свободен. Все-таки у тебя сегодня выходной. Остальные тоже могут идти. Не думаю, что пожар на заброшенном складе такое уж срочное дело.
- Есть.
Фушими отвесил вежливый поклон и вышел из кабинета.
Мунаката проводил его улыбкой и потянулся. До выборов оставалось совсем немного времени. Его кампания проходила успешно. Стоит воспользоваться небольшой передышкой, ведь если все удастся - на новом месте времени у него не останется совсем. Мунаката взял телефон и набрал брата.

Получив "вольную", Фушими направился в свою комнату. Вещей у него было не много, так что сборы уложились меньше чем в полчаса. Он огляделся напоследок, припоминая, как тяжело было ему здесь поначалу. В первые месяцы, когда он по привычке спал на втором ярусе кровати, он остро ощущал нехватку рядом с собой Мисаки. Каждое утро его поджидало разочарование в виде пустой постели внизу. Других особых воспоминаний, связанных с этой комнатой, у него не было, и поэтому покидал он свое жилище без всяких сожалений.
Квартира встретила своего новоявленного жильца шкворчанием и ароматом приправ. Услышав щелчок дверного замка, Мисаки выглянул и приветливо махнул зажатой в руке лопаткой:
- С возвращением.
Сарухико молча плюхнул на пол сумку с вещами.
- Са-ру-хи-ко! - Мисаки нахмурился и подбоченился.
- Я дома, - вяло отозвался Сару, предпочтя не заметить приятного покалывания в груди от этих немудреных слов.
Мисаки довольно улыбнулся и нырнул обратно к плите.
- Не думал, что ты так рано вернешься!
- Ну, сегодня все-таки выходной. Должен был быть...
Сарухико разулся и отправился с сумкой наверх, разбирать вещи и обустраиваться.
- Обедать будешь?
- Не откажусь...
- Значит, у тебя десять минут! - жизнерадостный голос словно заполнял всю квартирку солнечным светом.
В общежитии окна были большими и света всегда хватало. Вот только солнца Сарухико в тех промозглых стенах ни разу не ощутил.
Ровно через десять минут Сарухико спустился на кухню.
- Что на обед?
- Жареный рис с овощами, - бодро отрапортовал Мисаки, выставляя на стол тарелки. - И нечего кривиться! Уж что было.
Сарухико не ответил, только скучающе подпер рукой голову.
- Зачем тебя вызывали? Что-нибудь случилось?
- Да так, ерунда. Поджог на старом заброшенном складе. Уже просто не знают, что на нас свесить, - отмахнулся Сарухико, принимаясь методично выколупывать овощи из риса.
- Кстати о поджогах: вчера какие-то недоноски на нашей территории додумались поджигать мусорные бачки! Найду - урою придурков... Сару!
Сарухико вздрогнул и оторвался от препарирования блюда:
- Что?
- Ешь. Овощи.

@темы: В процессе, K Project, Сарухико/Мисаки, Фан-фики