08:05 

K ~Возвращенный маленький мир~ (K Project)

Soy Kotya
Служенье муз не терпит суеты. А. С. Пушкин
Название: K ~Возвращенный маленький мир~
Автор: Luchiana aka Soy Kotya
Дисклеймер: K Project
Бета: нет
Размер: предположительно миди
Пейринг: Фушими Сарухико/Ята Мисаки, Кусанаги Изумо/Авашима Сери
Категория: слэш
Жанр: драма
Рейтинг: предположительно R
Краткое содержание: Когда все битвы окончены и преграды исчезли, можно начать путь друг к другу.
Примечание: Постканон.
От автора: Автор ни на что не претендует и просто излагает то, какой видит судьбу героя после уничтожения Дрезденского сланца.

Часть 1. Первые шаги
- А, Фушими-кун! Давно не виделись! - улыбнулся Кусанаги, натирая до хрустального блеска очередной бокал.
Парень в очках стоял на пороге, оглядывая помещение.
- Яты-чана пока нет, но ты можешь подождать его здесь. Выпьешь чего-нибудь?
- Тц!
Фушими не рассчитывал, что придется ждать, но торчать на улице или посреди прохода было совсем уж глупо. Он прошел в помещение, словно нехотя переставляя ноги, и уселся за дальним краем стойки. Взгляды бывших "красных" впивались в его спину, но это его не волновало.
- Так что ты будешь, Фушими-кун? - Кусанаги улыбался приветливо. Дураки всегда велись на эту улыбку, принимая хозяина бара "Хомра" за простачка. Но простым Кусанаги Изумо не был. Даже без "красной" силы.
- Воды, - Фушими решил, что так от него быстрее отвяжутся.
Кусанаги провозился чуть дольше, чем нужно, чтобы налить воды, но, наконец, поставил перед ним высокий стакан. Кубики льда стучали о стекло, а трубочка лениво покачивалась из стороны в сторону.
- Спасибо, - едва слышно произнес Фушими и втянул прохладную жидкость. И удивленно уставился на бармена.
- Охлажденная газированная вода и пара ложек лимонного сока. Или я что-то напутал? - ответил Кусанаги на немое удивление гостя. - Заменить, Фушими-кун?
- Не надо.
Удивление опять сменилось безразличием, а уровень жидкости в стакане стремительно пошел на убыль. Колокольчик над дверью звякнул.
- О, как много приятных гостей ко мне сегодня заходит! Сама Ледяная королева пожаловала!
- Можешь приберечь любезности для кого-нибудь другого, - голос лейтенанта Скипетра-4, впрочем, был приветлив. - Мне как обычно.
Фушими краем глаза проследил, как Авашима села с другого края стойки, улыбаясь Кусанаги. Тот смешал вермут с тоником, а затем бросил в бокал палочку с пятью шариками бобовой пасты. Пристрастие лейтенанта к ней было общеизвестно, но Фушими все равно передернуло. Кусанаги, судя по кислому выражению лица, тоже считал преступлением такое издевательство над благородным напитком.
- Фушими-кун? - Авашима наконец заметила его. - Что ты здесь делаешь?
- Как и вы, провожу свое свободное время, разве нет? - протянул Фушими и отсалютовал ей своим лимонадом. Женщина удивленно вскинула брови и перевела взгляд на Кусанаги, но тот ответил лишь ничего не выражающей улыбкой. Фушими был ему почти благодарен.
Колокольчик на двери снова затренькал, но его перебил оживленный голос:
- Кусанаги-сан! Анна доставлена в целости и сохранности! - отчитался Ята и посмотрел на гостей. - Сарухико!
Стоило Яте появится в дверях - Кусанаги мог поклясться - аура вокруг Фушими резко изменилась. Он не стал оборачиваться и даже не вздрогнул от громкого возгласа, но весь будто потеплел.
- Опаздываешь, Мисаки, - с ленцой протянул Фушими и повернулся на барном стуле.
На соседний вскарабкалась Анна и посмотрела на Фушими в упор. Тот проигнорировал взгляд, глядя только на Яту.
- Прости! Я обещал Анне, что свожу ее в игровой центр, и...
- И ты забыл, что назначил мне встречу, обнимаясь с игровым автоматом, Ми-са-ки...
Кусанаги не улавливал больше в издевательски протяжном "Ми-са-ки" прежней желчности. И даже Ята не стал в этот раз взрываться.
- Я только допрошел уровень!
- Мы идем? - оборвал его Фушими, отставляя опустошенный стакан с обмылками льда и поднимаясь со стула.
- Да... Да, идем. До завтра, Кусанаги-сан! Анна!
Положа руку на сердце, Кусанаги уже давно не надеялся лицезреть Яту и Фушими не желающими порвать друг друга на лоскутки. И, так же честно признаваясь себе, был счастлив, что оказался не прав.
- Что это было? - поинтересовалась Сэри.
Кусанаги улыбнулся ей и подмигнул.
- Еще стаканчик, Сэри-чан? Или, может, сразу в кино?..

Они впервые за очень долгое время снова шли вдвоем и молчали. Слова громоздились на языке, и было страшно открыть рот - потому что тогда они все вывалятся, кучно, беспорядочно, и... Просто было страшно. Ноги несли их сами, быстро установив общий ритм.
- Вообще-то это ты назначил встречу, - Мисаки все же решился порвать повисшую между ними нить молчания.
- Ты сказал, что будешь в этом вашем баре, - парировал Сарухико, но в его голосе не находилось довольно чувства. Голос прозвучал скорее устало, что лишило Мисаки возможности затеять привычную уже словесную потасовку.
Мисаки этому обрадовался.
Они снова шли молча. Слова крошились на зубах, а в груди какая-то нервная птица заходилась истошным воплем.
- Куда пойдем? - спросил Сарухико, когда они вышли на одну из центральных улиц.
- Я думал, ты знаешь. Ты меня позвал.
- Ох. Спрошу по-другому: хочешь куда-нибудь пойти?
Мисаки задумался. И впервые за всю дорогу посмотрел на Сарухико:
- Может, туда?
Ответом ему послужил короткий кивок. Остаток пути до старого дерева в центральном парке снова прошел в молчании. Да и можно ли на ходу бросаться ценными словами, которые вот-вот должны решить судьбу их дальнейших отношений?

Сидели какое-то время тоже молча, соприкасаясь плечами.
- Сару, прости! - внезапно выпалил Мисаки, и Сарухико даже отшатнулся от неожиданности, пораженно уставившись на парня.
- О чем ты?
- Я... много думал, Сару...
- О.
- Я столько времени считал тебя предателем. Я много раз спрашивал тебя, почему ты нас... почему ты меня предал... - Мисаки говорил быстро, сбивчиво, глядя в землю, будто там, среди зеленых травинок прятались такие нужные ему сейчас слова. - До меня только теперь дошло, что... Что я ни разу... не спросил об этом себя. Я решил, что раз ты бросил Хомру, меня, то с самого начала для тебя все это ничего не значило, но... Но ведь это не так? - Мисаки посмотрел на Сарухико, словно ожидая от него подтверждения своих слов.
Сарухико ничего не ответил, просто внимательно глядя на Мисаки и ловя каждый звук.
- Ты не предатель. Точнее... точнее... это ведь... не ты - предатель, так?
В глазах Мисаки читалась такая мука, что Сарухико не выдержал.
- Не совсем. Ты не предатель. Но - да, Мисаки. Ответ на твой давний вопрос: я действительно чувствовал себя преданным. И поэтому ушел.
Мисаки закусил губу и опустил низко голову.
- Мисаки.
Тот поднял взгляд и наткнулся на улыбку Сарухико. Настоящую улыбку Сарухико, которой не видел уже много лет, не считая старой школьной фотографии у него дома. У них дома.
- Сару...
- Кажется, я все же научился разговаривать с идиотом, - ухмыльнулся Сарухико и привалился обратно к дереву, забросив руки за голову.
- Отлично, значит, теперь мне не потребуется переводчик с обезьяньего!

Они долго еще сидели под деревом, то молча разглядывая ослепительно-пустое небо, то перебрасываясь ничего не значащими фразами, еще не зная о чем говорить друг с другом спустя столько времени, но кирпичик за кирпичиком, слово за словом выстраивая мостик навстречу друг другу. Каждый шаг делался с огромной осторожностью, чтобы теперь, в последний момент, ничего не испортить. Сумерки застали их в парке, а с земли стало тянуть холодом.
Разошлись, приветливо махнув друг другу на прощание.

- Добрый вечер, Фушими-кун!
Если Кусанаги и удивился, то ничем этого не выдал. Фушими огляделся, не обнаружил того, кого искал, и, не дожидаясь приглашения, сразу прошел к облюбованному месту за стойкой. Практически сразу перед его носом возник стакан с холодным лимонадом. Фушими вяло поблагодарил и стал бездумно гонять льдинки по кругу.
Кусанаги молча полировал стойку, временами отвлекаясь на заказы посетителей. Удушающая летняя жара, казалось, расплавила весь город с его жителями, и даже в баре, несмотря на мощное кондиционирование, посетители словно растекались по креслам и диванам. Один Фушими выглядел, как обычно, собранным, словно ничто в целом свете не могло его обеспокоить, тем более какая-то жара.
О прибытии Яты Кусанаги понял еще до звона колокольчика и громкого приветствия - просто по тому, как изменилась поза Фушими: плечи опустились и немного ушли назад, а спина распрямилась.
- Опаздываешь, Ми-са-ки.
Повернуться не удосужился.
- Все равно время еще есть! И здесь лучше, чем торчать на жаре! - возразил Ята и тоже уселся за стойку.
- Что тебе, Ята-чан?
- Пива! - решительно заявил Ята, но удостоился насмешливого взгляда Кусанаги.
- Смешная шутка, Ята-чан, - улыбнулся он и поставил перед парнем стакан содовой.
Ята поворчал, но спорить не решился.
- На ужин сегодня блинчики, - известил Кусанаги.
- Простите, Кусанаги-сан, но мы поужинаем в другом месте.
- Спасибо, что предупредил, Ята-чан. В таком случае, приятного вам вечера.
По соседству стакан стукнул о стойку.
- Идем.
Ята залпом проглотил содовую и вышел вслед за Фушими.

Две недели почти каждый вечер Фушими заходил за Ятой, выпивая стакан воды с лимоном, если Яты по каким-то причинам не оказывалось в баре. Судя по радостным улыбкам Яты при виде друга и его приветственным хлопкам по спине, отношения у них стремительно налаживались. Но от Фушими со временем стала чувствоваться какая-то напряженность. В "Хомре" Фушими не улыбался, смотрел на всех деланно равнодушно и всегда стремился скорее покинуть бар.
Кусанаги временами казалось, что он каким-то образом очутился в прошлом. Оставалось надеяться, что мальчики достаточно повзрослели и не повторят прошлых ошибок.

- Не могу больше! Сейчас расплавлюсь! - взвыл Мисаки и буквально обрушил свою голову Сарухико на ноги.
Сарухико замер, глядя на пристроившегося на нем Мисаки. Влажные от пота волосы сосульками торчали в разные стороны, а великоватая майка сползла с одного плеча. Кожа между ключиц влажно поблескивала.
- Сарухико, а помнишь, мы хотели сбросить Солнце на эту планету, если мы не превратим ее во что-то стоящее?
- Помню.
- Планы меняются! Это должно быть не Солнце! Это должна быть какая-нибудь ледяная планета, вся покрытая льдом!
Сарухико усмехнулся, и отвел прядку, упавшую Мисаки на глаза. Тот улыбнулся в ответ и закрыл глаза.
А Сарухико чувствовал, как его покидает спокойствие. Медленно вытекает из него, капля за каплей, испаряясь в удушающем летнем зное. Он сглотнул и перевел взгляд на небо. Ни намека на облако.
Мисаки полежал несколько минут, затем завозился, почти заставив Сарухико задохнуться, и, наконец, снова сел. Посмотрел в упор и требовательно.
- Сару, что не так?
- Ничего. Все нормально, Мисаки.
- Не ври мне, Сару. Уж я тебя знаю.
- Уверен?
То ли взгляд из-под полуопущенных век, то ли новые, незнакомые нотки в голосе заставили Мисаки смутиться.
- Знаю, - все же настоял он и закончил твердо: - Лучше, чем кто-либо.
- Допустим, - отрицать очевидное не имело смысла. - Но ты уверен, что хочешь знать оставшееся? Вдруг это заставит тебя снова изменить отношение ко мне?
Мисаки растерялся, не ожидая от друга ничего подобного. Улыбнулся нервно:
- Только не говори, что по ночам превращаешься в зеленого человечка и ешь детишек на завтрак.
Сарухико не помнил, когда последний раз ему доводилось смеяться, да еще так: до слез, до колик. Он заливался смехом, захлебывался им, выплескивая фонтаном.
Отсмеявшись и отдышавшись, снова посмотрел на Мисаки, и от его серьезного взгляда по спине последнего строем промаршировали мурашки. Сарухико пытливо вглядывался в него, словно препарируя и разбирая на составляющие вплоть до мельчайших капилляров.
- Мисаки... ты рад тому, что мы сейчас можем вот так видеться друг с другом. Общаться?
- Разумеется, я рад! Я счастлив! Ты мой лучший друг! Самый близкий из всех! - Мисаки ни мгновения не сомневался в том, что чувствовал и говорил.
Сарухико чуть стиснул зубы и выдавил:
- Тогда давай все так и оставим.
- А ты не рад?
- Рад.
- Тогда почему?
- Я уже сказал.
- Я хочу знать, Сару. Я... не хочу больше, не хочу недомолвок! - Мисаки порывисто ухватил Сарухико за руку и подался к нему всем телом, отчаянно заглядывая в глаза. - Говори, Сару.
Мисаки замер. Сарухико несколько долгих мгновений всматривался в его лицо. Медленно подался вперед. И склонился к самым его губам, чутко отслеживая реакцию. Ее не последовало. Мисаки просто ждал.
- Что если я скажу, что мое к тебе отношение - вовсе не дружеское, Мисаки? - тихо и как-то обреченно проговорил Сарухико, опуская глаза.
- Что ты имеешь в виду? Я тебя не понимаю, Сару.
- Я люблю тебя, Мисаки. - "Всегда любил".
Вслух последнее так и не произнес.
- Я тоже люблю тебя, Сару! - горячо заверил его Мисаки.
Сарухико удивленно вскинул голову, но тут же ею покачал. И вздохнул безутешно:
- Вот же рыцарь-девственник.
- Я не де..!
Мисаки осекся, когда до него вдруг дошел смысл признания, сделанного другом. Сарухико смотрел на его потрясенное лицо, и горькая усмешка ядовитым подтеком растекалась по его лицу.
- Это я и имел в виду, когда говорил, что прежних отношений у нас не будет. Ми-са-ки.
Горечь в голосе будто изранила его язык, и слова падали на землю сгустками крови.
Сарухико поднялся. Мисаки, совладав с собой, вскочил следом.
- Стой! Сару, стой! Погоди. Подожди. Дай мне... Дай мне немного времени!
По глазам Сарухико было понятно, что он не видит в этом смысла.
- Два дня, Сару! Дай мне два дня. Встретимся через два дня, хорошо? Обещай мне, Сару!
- Хорошо, Мисаки. Два дня.

@темы: Сарухико/Мисаки, В процессе, K Project, Фан-фики

URL
   

Чердачок начинающей гении

главная